Религиозная организация
Русская Древлеправославная Церковь

МЕЖСТАРООБРЯДЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО: ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ.

МЕЖСТАРООБРЯДЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО: ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ.

Целью моего доклада является намерение показать, что межстарообрядческое сотрудничество имело место с самого начала разделения единого древлеправославного движения на согласия и особенно активизировалось после дарования религиозных и политических свобод в начале ХХ века. А также обозначить причины, по которым это сотрудничество необходимо развивать в настоящее время.

Три с половиной века минуло с начала церковной смуты, учиненной в Русской Церкви патриархом Московским Никоном. Церковный раскол потряс здание Церкви до самого его основания, а реформаторский, так называемый Большой Московский собор 1666-1667 годов, не только обрушил на не покоряющихся неправде христиан череду гневных и несправедливых проклятий, но и обнажил на них меч безжалостных гонений. Сотни тысяч поборников отеческой веры, противников антицерковных реформ высокомерного и жестокого патриарха, вынуждены были бежать с обжитых мест в самые дальние уголки отечества и за его пределы. Желая сохранить Церковь в том виде, как была она унаследована от великого сонма русских святых, во всей ее древней красоте и духовном величии, древлеправославные христиане предпочли нелегальную жизнь, но по Божьей правде, относительно спокойной жизни во лжи.

Изначально выступая единым фронтом, единой силой, противоставшей церковной реформации, со временем в среде самих уже древлеправославных христиан выявились канонические и вероисповедальные противоречия, заключавшиеся в разнице в оценках сути реформ патриарха Никона и их экклесиологических последствий. Неутихающие многолетние репрессии, по сути своей переросшие в настоящий геноцид, не давали древлеправославным христианам возможности для всеобщего, всестороннего, тщательного соборного рассмотрения выявившихся противоречий. В конечном счете это обусловило постепенное разделениеединого доселе древлеправославного общества на два ключевых направления – приемлющих священство, переходящее от сторонников реформ (новообрядцев) и тех, кто считал таковое священство совершенно неприемлемым и предпочел вовсе остаться без пастырского окормления, считая такое положение более безопасным для своего спасения, нежели окормление священниками, рукоположенными по книгам, подвергшимся Никоновой справе. Оба направления, как всем здесь известно, получили от сторонников реформ наименование "беглопоповцы" и "беспоповцы".

Но, несмотря на вполне оформившиеся разногласия между противниками реформ патриарха Никона, все так же общей для них оставалась любовь и преданность Древлеправославию, трепетное отношение к литургическому наследию дораскольной Церкви и неприятие реформированных чинов и обычаев.

Безусловно, это было значимым фактором, который способствовал сохранению ментального единства всех противников реформ патриарха Никона, что, в свою очередь, являлось предпосылкой для сохранения социальных связей между разделившимися на, так называемые, согласия древлеправославных. Такие связи осуществлялись как в рамках простых частных контактов, так и в более сложных видах общественных взаимодействий и отношений.

Староверы сотрудничали по целому ряду направлений, охватывающих практически все сферы общественных отношений, причем, касающихся проблем не только гуманитарного, но и религиозного характера. Несмотря на существовавшие в этой области разногласия, наши предки, тем не менее, находили точки соприкосновения друг с другом, общие цели и приемлемые методы взаимодействия.При этом не нанося ущерб своим религиозным убеждениям и принципам.

Полагаю, уместно будет сделать небольшой экскурс в историю для того, чтобы наглядно показать, что названное мной сотрудничество не только действительно имело место, но являлось делом не случайным, не эпизодическим, а свойственным всему староверию.

Самым обширным и продуктивным было сотрудничество старообрядцев в различных областях социальной сферы.

Старообрядческое купечество огромную часть своего капитала расходовало на благотворительные цели. В старообрядчестве повсеместно действовали богадельни и приюты для малоимущих, оказывалась адресная помощь погорельцам, переселенцам, беженцам и другим категориям нуждающихся, причем не только из числа старообрядцев, но и лицам, никак не относящимся к старообрядчеству.

Многие социально и общественно значимые проекты осуществлялись старообрядцами на межконфессиональном уровне. Особенно такое сотрудничество было характерно для Нижегородского купечества.

Так, например, в 1880 году купцы-беглопоповцы Блиновы и Бугровы совместно с белокриницким фабрикантом Устином Саввичем Курбатовым полностью профинансировали строительство городского водопровода в Нижнем Новгороде.

В 1880-1882 годах на пожертвования купцов старообрядцев из разных согласий было построено бесплатное Мариинское родовспомогательное заведение - первый в Нижнем Новгороде родильный дом, который и поныне работает.

В 1909 г. Вдовьему дому, построенному купцом-беглопоповцем Бугровым, поступил по духовному завещанию белокриницкого купца Рукавишникова капитал - 33 тыс. руб., предназначенный на пособия живущим в доме вдовам.

Примечательным социально ответственным проектом стало строительство в 1906 году в Ессентуках знаменитой старообрядческой «санатории» для малоимущих христиан. Строительство лечебно-профилактического учреждения на свои деньги осуществили белокриницкие купцы из Балаково Саратовской губернии братья Мальцевы совместно с Нижегородским купцом-беглопоповцем Николаем Александровичем Бугровым. По воле учредителей старообрядческий санаторий получил особое название «В память 17 апреля 1905 года» в ознаменование Высочайшего манифеста об укреплении начал веротерпимости.

Иногда представителями одного старообрядческого согласия оказывалась материальная помощь в устройстве молитвенных зданий другого старообрядческого согласия. Так белокриницкий старообрядец московский фабрикант Савва Морозов в 1891 году профинансировал строительство моленной старообрядцев-поморцев в деревне Корельской Семеновского уезда Нижегородской губернии (ГАНО, ф.570, оп.559, 1888 г., д. 21). А в одном из доходных домов белокриницкого же предпринимателя Дмитрия Васильевича Сироткина в Канавинском районе Нижнего Новгорода долгое время размещалась моленная старообрядцев-спасовцев, которая являлась своего рода духовным центром старообрядцев этого согласия в регионе (ИРиСК. Экспедиционные материалы. 1993, 1995 г.). Купец-беглопоповец Николай Александрович Бугров неоднократно оказывал финансовую помощь расположенному близ города Семенова Чернухинскому женскому скиту, который относился к неокружнической части Белокриницкого согласия.

В области книгоиздательства и журналистики старообрядцы сотрудничали в ряде периодических изданий, посвященных церковно-общественной жизни старообрядчества. Таких, например, как журнал «Старообрядцы», «Старообрядческая мысль», «Церковь», «Златоструй», «Старая Русь» и другие, деятельность которых стала возможна после подписания Указа «Об укреплении начал веротерпимости» 17 апреля 1905г. и Высочайшего Манифеста «Об усовершенствовании государственного порядка» 17 октября 1905г. По мысли создателей этих старообрядческих СМИ, они должны были являться «прогрессивными органами современного старообрядчества, объединенного на культурной почве».

Общестарообрядческое значение также имели и продолжают иметь издаваемые в разных согласиях церковные календари. И это значение они приобрели практически сразу же с момента своего появления, как, например, изданный рижскими поморцами в 1911 году «Старообрядческий адрес-календарь на 1911-1912 гг.». В нем, помимо различной общеполезной информации хозяйственного и юридического значения, был дан алфавитный список городов и населенных мест России с обозначением старообрядческих общин по согласиям, воспроизведена «Хроника важнейших событий в старообрядчестве за 250 лет», начиная с 1653 года – начало Никоновских реформ и до 1911 г. Дан «Обзор событий в старообрядчестве всех согласий со дня дарования свободы вероисповедания». В разделе «Старообрядчество и государство» названы имена и помещены портреты членов Государственной Думы, отстаивавших права старообрядцев. Так же в календаре были опубликованы сведения о старообрядческих предпринимателях, чем оказывалась информационная поддержка развитию межстарообрядческих контактов в коммерческой сфере.

В целом ряде открывшихся в то время старообрядческих издательств было непечатно огромное количество литературы духовно-нравственного, апологетического, богослужебного содержания, которая была востребована во всех старообрядческих общинах вне зависимости от их конфессиональной принадлежности. Собственно, взаимодействие в таком формате осуществляется и до сих пор.

Сотрудничество в деле народного образования. Во все времена старообрядцы уделяли этому вопросу огромное внимание. Практически при всех крупных старообрядческих центрах и монастырях проводилась образовательная и просветительская работа.

В начале XIX века беглопоповцами в Москве на Рогожском кладбище было организовано училище для сирот и подкидышей. Основными предметами обучения были чтение, письмо, арифметика и церковное пение. В 1835 году власти закрыли училище, и оно было тайно перенесено сначала в село Новинки близ Коломенского, а позже в само село Коломенское Московского уезда. По-видимому, это было первое старообрядческое учебное заведение, которое было ориентировано на детей не только одного согласия.

Решительным прорывом в области народного образования у старообрядцев стало открытие в 1889 году попечением купца-беглопоповца Николая Александровича Бугрова старообрядческого одно-классного училища Министерства народного просвещения в д. Попово Семеновского уезда Нижегородской губернии для обучения «детей мальчиков исключительно старообрядческого исповедания». Это было первое за всю историю старообрядчества собственное легально действующее учебное заведение. Разрешение на его деятельность в порядке исключения выдал сам обер-прокурор Синода К.П. Победоносцев. В Бугровской школе обучалось около 300 детей из разных старообрядческих согласий и целого ряда регионов России, для которых при школе было выстроено специальное общежитие. Помимо сугубо церковных наук в школе преподавали и ряд светских дисциплин.

После издания в 1905 году Манифеста о началах веротерпимости у старообрядцев появилась повсеместная возможность организовывать при своих общинах подобные Бугровской школы, где дети могли бы усваивать основы христианской веры и нравственности, а также получать начальное светское образование.

В 1912 году трудами белокриницких старообрядцев в Москве открылся Старообрядческий богословско-учительский институт, в котором готовились преподавательские кадры для старообрядческих школ. Институт преимущественно готовил специалистов для школ при общинах белокриницких старообрядцев, однако в нем свободно обучались и представители других старообрядческих согласий.

В 1918 году заработала Старообрядческая народная академия, представлявшая собой курсы по истории и культуре старообрядчества. Целью академии было содействие просвещению староверов и ознакомлению общества с Древлеправославием. Среди слушателей и преподавателей академии также были представители различных старообрядческих согласий. К сожалению, вскоре академия была закрыта по распоряжению Советской власти, как и все прочие учебные заведения старообрядцев.

Возобновленная после падения Советской власти в России система образования не имеет пока общестарообрядческого значения. Сотрудничество пока не осуществляется даже на консультативном уровне.

В экономической сферемежстарообрядческое сотрудничество осуществлялось в рамках создания совместных предприятий, банков, кредитных товариществ и в иных кооперативных формах.

Гонения, обрушившиеся на староверов в середине 17 века и в последующее время, способствовали их миграции и, как следствие, освоению новых земель, развитию самостоятельных форм хозяйствования, предпринимательства и торговли. В этой связи крупнейшие духовные центры старообрядчества одновременно выступали и своеобразными центрами «старообрядческо-торговых союзов». Таковыми были, например, у беспоповцев Выголексинский монастырь в Олонецкой губернии,а упоповцев Рогожское кладбище в Москве. Зародившееся в этих центрах старообрядческое предпринимательство вскоре стало играть видную роль в экономике всей России.

Предприниматели-старообрядцы сотрудничали друг с другом не только в социально ориентированных проектах, но и проектах сугубо экономической направленности. Создавались банки с долевым участием, совместные потребительские кооперативы иартели, открывались кредитные товарищества и ссудно-сберегательные общества.

Так, например, вянваре 1912 года Банкирский дом братьев Рябушинских преобразовался в акционерное предприятие под названием «Московский банк», с основным капиталом в 20 миллионов рублей. Названием своим банк должен был выразить свою связь с московским купечеством, из которого многие являлись учредителями банка, при этом будучи представителями различных старообрядческих согласий.

Помимо этого, старообрядческое купечество сотрудничало в рамках деятельности целого ряда экономических организаций общероссийского значения, таких как биржевые комитеты и общества, купеческие обществавзаимного кредита,комитеты торговли и мануфактур, и множество других структур.

Незадолго перед революцией при Рогожской общине белокриницких старообрядцев функционировалиСтарообрядческие сельскохозяйственные курсы. Слушателями которых могли быть без ограничения старообрядцы любых согласий.

В 1917 году был учрежден «Всероссийский Союз Старообрядцев всех согласий по государственным и экономическим вопросам» под председательством беспоповца Степана Родионовича Кириллова. Своих представителей в Совет Союза делегировали все крупнейшие старообрядческие согласия.

Теперь скажем немного о фактах межстарообрядческого сотрудничества в таких сферах, которые хоть и не предполагается развивать в новое время, тем не менее, в качестве исторического свидетельства упоминание о них представляется вполне уместным.

Итак, несколько слов о межстарообрядческом сотрудничестве в духовной сфере.

Как уже было сказано, несмотря на открывшиеся внутренние противоречия, старообрядчество сохранило ментальное единство, причем на начальном этапе это было особенно заметно. Староверы, имеющие священство – поповцы, и староверы, не имеющие священство – беспоповцы, одинаково ощущали в тот период времени необходимость в законной, благодатной и полностью самодостаточной церковной иерархии. Не имея возможности договориться в рамках уже сложившихся концепций, они принимают вполне устраивающее обе стороны решение о приискании православного священства за пределами России.

По этому поводу в 1730 году настоятелем Выговского общежития Андреем Денисовым «ради церковной и благочестивой пользы о хиротонии» был направлен за границу образованный старообрядец-беспоповец Михаил Иванович Вышатин. Путешествие было организовано вследствие предварительных договоренностей, достигнутых между ветковцами‑поповцами и стародубцами‑безпоповцами о восстановлении православной иерархии. Эта попытка закончилась неудачей в связи со смертью Вышатина в Палестине в 1732 году.

Еще одна совместная попытка поповцев и беспоповцев обрести приемлемое для обеих сторон священство была предпринята на общем Соборе, состоявшемся в 1765 году.

Из этого предприятия, к сожалению, также ничего не получилось, но сам факт совместных попыток беспоповцев и поповцев обрети законное священство вполне свидетельствует об имевшей место мировоззренческой общности всех староверов, об их готовности обсуждатьвопросы, представляющие общий интерес, и выстраивать равноправное сотрудничество.

Распространенным явлением в старообрядчестве было приглашение общиной одного согласия начетчика другого согласия для ведения диспутов с миссионерамисинодальной церкви - «для защиты древляго благочетия».

Также множество старообрядческих иконописных мастерских трудилось на благо всего старообрядчества, а не лишь конкретного согласия, к которому принадлежали сами мастера. Это же касается и выпуска богослужебных книг, церковной утвари и священных облачений для клира.

Теперь о межстарообрядческом сотрудничестве в общественно-политической сфере.

Длившиеся веками непрестанные притеснения и ограничения духовной и гражданской свободы не могли не повлиять на рост среди старообрядцев недовольства действующим в России государственным строем. Поэтому старообрядцы не остались в стороне от нараставшего в России в начале 20 века оживления в общественно-политической сфере.

После дарования в 1905 году политических свобод старообрядцы идут на выборы в Государственную Думу, где образуются целые фракции из депутатов-старообрядцев, отстаивавших интересы всего старообрядчества. Также староверы были среди основателей партий кадетов, прогрессистов и октябристов, и долгое время оказывали поддержку этим партиям.

В определенном смысле к сотрудничеству старообрядцев в политической сфере можно отнести бывшую 21 февраля 1906 года общестарообрядческую депутацию. В Царскосельском дворце Государю Императору Николаю II от лица всего старообрядчества был передан памятный адрес с 76 447 подписями старообрядцев с благодарностью за дарование духовной свободы 17 апреля 1905 года. Депутация включала в себя 120 человек - старообрядцев всех согласий.

В едином нравственном порыве старообрядцы встали на защиту страны в годы Первой Мировой Войны. На страницах старообрядческой печати регулярно публиковались сводки о боевых действиях, подвиги воюющих на фронтах староверов.Организовывалась материальная помощь русской армии, что красноречиво говорило об искреннем переживании староверия за судьбу своей страны.

Вплоть до 1917 года старообрядцы не стремились создавать какое-либо самостоятельное политическое движение или партию, но февральская революциявовлекла в активную политическую борьбу и староверов. По всей стране проходят собрания старообрядцев предметом обсуждения на которых являются сугубо политические вопросы.

На первых порах политические собрания старообрядцев были случайные и малочисленные (не более 20 – 25 человек). Их участники желали всего лишь выяснить–«за что старообрядцы намерены стоять».

Но 23 марта 1917 года в помещении Московской биржи состоялось многочисленное собрание московских старообрядцев всех согласий (белокриницких, беглопоповцев, поморцев, федосеевцев и других) по вопросам текущего политического момента. Председательствовал поповец П.П.Рябушинский, а заменял его в качестве товарища беспоповец В.И.Большаков. Собрание выразило поддержку Временному Правительству и выборам в Учредительное Собрание.

16 апреля 1917 года в г. Юрьеве, Лифляндской губернии состоялось собрание старообрядцев-беспоповцев поморского согласия, на котором также был поставлен вопрос о необходимости политического объединения всех старообрядцев в России.

В июне 1917 года общее собрание старообрядцев г. Саратова, собранное по инициативе поморцев, избрало Саратовский губернский комитет, который стал инициатором возникновения в конце июля 1917 г. Саратовской губернской Русско-демократической партии христиан-старообрядцев. 29 августа 1917 г. в Саратове открылся съезд старообрядцев всех согласий. В его работе участвовали делегаты от староверческих общин Самары, Астрахани, Царицына и Дона. Съезд принял резолюцию о том, что старообрядцам необходимо идти на выборы в Учредительное собрание самостоятельно. Этого мнения придерживались и старообрядцы, приемлющие священство, переходящее от греко-российской церкви. «Голосуйте за старообрядческие списки!», - призывал со своих страниц их официальный журнал «Братство».

Собственно, все старообрядцы самым решительным образом намеревались сплотиться и встать на защиту собственных религиозных, политических и экономических интересов. Для этого, в том же 1917 году, был создан уже упоминавшийся «Всероссийский Союз Старообрядцев всех согласий по государственным и экономическим вопросам».

Но поддержку революционным настроениям оказывали отнюдь не все старообрядцы. Многие выступали за восстановление монархического строя, также создавая свои объединения.

После же октябрьской революции большинство старообрядцев не пожелало подчиняться Советской власти и активно поддерживало Белое движение и вообще любые формы сопротивления новому режиму. Повсеместно собирались пожертвования на обмундирование и вооружение войск, сражавшихся против Советской власти, организовывались так называемые старообрядческие крестоносные дружины.

Спустя годы, когда от военного сопротивления Советской власти не осталось и следа, несмотря на репрессии большевиков по отношению к старообрядчеству, в годы Великой Отечественной Войны старообрядцы вновь проявили солидарность на полях сражений, защищая свою Родину от иноземного врага.

И последняя сфера межстарообрядческих отношений – это институт семьи и брака. Безусловно, с точки зрения Священного Писания и церковных канонических правил никоим образом нельзя одобрять, многочисленные смешанные браки у старообрядцев и переход из одного согласия в другое, обусловленный вступлением в брак. Однако невозможно и отрицать широкое распространение браков между представителями разных старобрядческих согласий и относительно снисходительное отношения к таким бракам в старообрядческой среде. И хоть это явление однозначно не является положительным, тем не менее оно все-таки показывает определенным образомсамую широкую терпимость друг к другу,существовавшую и все еще существующую в старообрядческой среде. А взаимная терпимость является залогом конструктивного сотрудничества и в любой иной, положительной уже сфере.

По понятным причинам в своем докладе я привел лишь небольшое количество примеров, отражающих сферы и направления межстарообрядческого сотрудничества, которое поддерживали наши предки.

Любой устойчивой социальной общности, которая имеет определенную историю, при принятии решений по тому или иному вопросу свойственно апеллировать к авторитету своих предшественников. В старообрядческой среде это правило особенно заметное. Всякое новое поколение старообрядцев априори считает предшествующие поколения более последовательными в сохранении Древлеправославной веры и старообрядческого жизненного уклада.

И коль скоро, как уже было вполне показано ранее, наши предки не только не боялись совместного взаимодействия и сотрудничества во всех без исключения сферах жизнедеятельности общества, и даже постоянно стремились к таковому,то и у нас подобные стремления и реальные взаимодействия в настоящее время не должны вызывать никакого смущения и отторжения.

Итак, мы вполне убедились, что межстарообрядческое сотрудничество не является чем-то новым и неприемлемым.

Но сохранилась ли изначальная предпосылка для такого сотрудничества? Имеются ли благоприятные условия для его осуществления? И самое главное, есть ли сама необходимость в межстарообрядческом сотрудничестве в настоящее время?

Как уже было сказано выше, предпосылкой для сохранения и развития межстарообряческих отношений изначально было ментальное единство всех противников Никоновой реформы. Сохранилось ли такое единство у нас – их потомков, несмотря на существовавшие и еще более умножившиеся разногласия религиозного порядка?

На мой взгляд, является бесспорным фактом, что ментальное единство у старообрядцев не утрачено и основополагающие для этого единства факторы все также неизменны. Все так же общей для всех старообрядцев остается любовь и преданность Древлеправославию, трепетное отношение к литургическому наследию дораскольной Церкви и неприятие реформированных чинов и обычаев. Уверен, что актуальность наличия этих объединяющих староверов факторов, сможет подтвердить всякий здесь сидящий. По сути своей они уже более трех веков являются непреложной константой бытия всех старообрядческих согласий.

В этой связи, немало важно и то, как воспринимаются староверы в сознании внешних, в сознании светского общества. А оное несомненно воспринимает староверов единым общественно-культурным явлением, что находит отражение и в различных проектах, осуществляемых, например, по линии министерства культуры Российской Федерации. Видно это и по различным религиоведческим, философским справочникам и словарям, издаваемым под эгидой государства, а также по многочисленным научным работам историков, архивистов, этнографов, занимающихся изучением истории и культуры старообрядчества.

Таким образом, изначально существовавшая предпосылка для межстарообрядческого сотрудничества несомненно сохраняется.

Но имеются ли благоприятные условия для осуществления такого сотрудничества?

Положение религиозных организаций в России в настоящее время можно охарактеризовать, как абсолютно свободное, по крайней мере действующее законодательство не предполагает никаких ограничений в вопросах вероисповедания, как сказано об этом в 28-й статье Конституции Российской Федерации: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

В сравнении с Советским временем и даже с, так называемым «Золотым веком старообрядчества», начавшимся после обнародования в 1905 году Указа о укреплении начал веротерпимости, религиозные организации в настоящее время имеют несравненно большее количество прав и свобод, возможностей не только сохранять свои убеждения, но и беспрепятственно распространять их. А с более чем двухвековым периодом романовских гонений на староверов современное положение дел даже и невозможно сравнивать.

Функционируют церковные издательства и СМИ, повсеместно строятся храмы, действуют духовные учебные заведения, открыто и беспрепятственно проводятся собрания и мероприятия разного уровня, причем имеющие не только внутриконфессиональное, но и более широкое общественное значение, как например, круглый стол, участниками которого мы все являемся в настоящий момент. Причем немало таких мероприятий проходит при деятельной поддержке органов государственной власти, как, например, неоднократно уже проводившиеся в Республике Бурятия Встречи старообрядцев мира «Путь Аввакума», в рамках которых прошли различные форумы, конференции, фестивали. Также при государственной поддержке проходят уже ставшие традиционными международные научно-практические конференции «Старообрядчество: история, культура, современность». И много других мероприятий общественного и культурного значения. Да и само отношение Российского общества к староверам, как к единой общности, не только не может вызвать каких-либо возражений против межстарообрядческого сотрудничества со стороны этого общества, но скорее даже будет приветствоваться.Поскольку консолидированная деятельность нравственно здоровых общественных сил, направленная на всеобщее благо, является несомненно полезной для самого Российского общества.

Все вышеизложенное вполне показывает, что в настоящее время имеются самые благоприятные условия для налаживания и дальнейшего развития межстарообрядческого сотрудничества.

И вот наконец-то самый главный вопрос, а есть ли необходимость в межстарообрядческом сотрудничестве? Нуждаются ли в таковом сами старообрядческие согласия?

Как уже было сказано, до большевистской революции старообрядчество занимало видное место в общественной жизни Российской империи, находилось в авангарде новых экономических отношений и научно-технического прогресса в промышленной сфере. Гонения советского времени совершенно обескровили старообрядцев, полностью лишили материальной базы и чудовищным образом сократили численность. Притеснения закончились уже четверть века назад, но старообрядцы так и не могут до сих пор оправиться от их последствий. И уж если в так называемый «Золотой век старообрядчества» старообрядцы стремились к сотрудничеству, создавали совместные союзы и организации, реализовывали различные благотворительные, социальные, культурные и иные проекты. То в нынешнее время, когда старообрядчество сравнительно немногочисленно, необходимость во взаимной поддержке и сотрудничестве еще более ощутима. Не использовать положительный потенциал такого сотрудничества было бы делом безответственным и даже преступным по отношению к будущим поколениям староверов, да и вообще по отношению ко всему Российскому обществу, коль скоро все мы считаем, что для Российского общества полезно будет более глубокое знакомство с духовно-нравственным богатством Древней Церкви, с культурным наследием старообрядцев и бытовой стороной их жизни. А именно это все и могут предложить Российскому обществу старообрядцы, поделиться бережно хранимым ценнейшим опытом, унаследованным от благочестивых предков. Кроме того, совместно выступая на защиту интересов каждой из сторон–участников в итоге все мы можем рассчитывать на больший успех, на то, что такой сплоченный голос всего старообрядчества будет скорее услышан и просьбы, а при необходимости и требования будут удовлетворены, праваже и свободы останутся неприкосновенными. И это очевидно осознают и в Древлеправославной Поморской Церкви, и в Русской Православной Старообрядческой Церкви, и в Русской Древлеправославной Церкви, почему, собственно, и организован настоящий круглый стол. И это также наглядным образом показывает, что необходимость в межстарообрядческом сотрудничестве есть, и все старообрядчество в нем нуждается.

Итак, мы убедились, что межстарообрядческое сотрудничество, не выходящее за рамки вероисповедания каждого из согласий, однозначно непредосудительно, имеет трехвековую историю и для его развития в настоящее время есть все необходимые предпосылки, условия и причины.

Собственно, в некоторых формах оно уже осуществляется. Например, проводится совместная работа представителей Русской Древлеправославной Церкви и Русской Православной Старообрядческой Церкви над переводом Евангелия на русский язык для духовно-назидательного чтения. Предпринимаются попытки реализации и других проектов в издательской сфере. В частности, уже более 20 лет все старообрядцы оказывают информационную поддержку по сути своей единственному в настоящее время печатному органу, ориентированному на все старообрядчество. Имею в виду газету «Старообрядецъ», издаваемую в Нижнем Новгороде ее основателем и бессменным редактором Сергеем Владимировичем Рудаковым. Этому же виду взаимодействия посвящены и отдельные интернет-проекты, например, информационные ресурсы «Русская вера» и «Самарское староверие». Также в рамках пока двухстороннего сотрудничества между Русской Древлеправославной Церковью и Русской Православной Старообрядческой Церковью ведется работа над проектом Соглашения, призванным урегулировать сложные имущественные вопросы.Большой проект, имеющий также общестарообрядческое значение, реализуют уже не один год представители Поморской Древлеправославной Церкви. Созданный ими Культурно-Паломнический Центр имени протопопа Аввакума занимается восстановлением и поддержанием памяти тех исторических центров, где за Древлеправославие претерпели мучение его ревностные защитники. Сотрудничество в культурной сфере наиболее заметно на примере Забайкалья, где представители всего старообрядчества прикладывают совместные усилия по сохранению уникального культурного наследия семейских старообрядцев. Помимо этого,представители старообрядчества участвуют в многочисленных конференциях, круглых столах и других мероприятиях культурно-общественного значения.

Однако всеобъемлющего, координированного межстарообрядческого сотрудничества, которое бы осуществлялось на постоянной основе до сих пор нет. Хотя, как уже было вполне показано ранее, необходимость в таком всеобъемлющем сотрудничестве несомненно есть.

Такое сотрудничество может быть двух видов.

К первому виду следует отнести сотрудничество по вопросам, имеющим исключительно внутристарообрядческое значение, как например, решение и предупреждение имущественных разногласий, совместные издательские проекты,изготовление икон и других предметов религиозного назначения и тому подобные вопросы. При этом в рамках данного сотрудничества должно совершенно исключаться даже обсуждение каких-либо вопросов сугубо религиозного взаимодействия, имею в виду любые переговоры и тем более реальные шаги по вопросу преодоление существующих в старообрядчестве конфессиональных разделений. То есть в рамках обсуждаемого нами межстарообрядческого сотрудничества должна совершенно исключаться, как деятельность экуменического характера, так и любая форма прозелитизма.

Второй вид сотрудничества - это консолидированное взаимодействие Русской Древлеправославной Церкви, Древлеправославной Поморской Церкви и Русской Православной Старообрядческой Церкви со светским обществом и органами государственной власти, а также при необходимости совместная выработка и озвучивание общестарообрядческой позиции по насущным проблемам современности, впрочем, полностью исключая вопросы политического характера, что требует и действующее в России законодательство (Федеральный закон от 26.09.1997 N 125-ФЗ в ред. от 28.11.2015 "О свободе совести и о религиозных объединениях". Гл.1. Ст.4. П.5). Консолидированное же взаимодействие со светским обществом и органами государственной власти может осуществляться, прежде всего, в социальной и культурной сфере. Огромный вклад старообрядцев в дело сохранения русской национальной культуры бесспорен и признается всеми, но он, без сомнения, может стать еще более значительным при осуществлении совместных координированных усилий всего старообрядчества.
Но безусловно, что на начальном этапе нам всем необходимо научиться не только слушать, но и слышать друг друга, уважать интересы каждой из сторон и, исходя из этого, проводить совместную работу в указанных сферах, помня, что основой всякого сотрудничества является взаимное доверие.

Благодарю за внимание. Спаси Христос!

788