Религиозная организация
Русская Древлеправославная Церковь

Свойства существа Божия вообще

СВОЙСТВА СУЩЕСТВА БОЖИЯ ВООБЩЕ

Каков Бог в сущности, т. е. каково существо Божие поз­нать нельзя не только человеку, но и Ангелам, ибо Бог «обитает в неприступном свете, Которо­го никто из человеков не видел и видеть не мо­жет» (1 Тим. 6,16). Из Священного Писания известно, что Бог есть Дух вечный, вездесу­щий, всемогущий, всеведущий, неизменяемый, всеблагой, всеправедный, вседовольный, всеблаженный.

Некоторые спрашивают: откуда появился Бог? Надо знать, что Бог — самобытен, т. е. имеет бы­тие от Себя Самого. Бог ни от кого не появлял­ся, ибо Он всегда был и всегда будет.

Бог везде. Почему же тогда говорят, что Бог на Небесах или в храме? Действительно, Бог вез­десущий. Но не везде Он в одинаковой степени проявляет Свое присутствие. На Небесах, где обитают блаженные Ангелы и прославленные Святые — в области бытия, коренным обра­зом отличающейся от материальной вселен­ной, — Бог являет Свое неизреченное сия­ние и славу, наполняет всё Своею Божественною любовию. В храме присутствие Бога благодат­но и таинственно. Оно познаваемо и ощущаемо верующими.

О вездеприсутствии Божием многократно го­ворится в Св. Писании «Куда пойду от Духа Тво­его, и от Лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо — Ты там; сойду ли в преиспод­нюю — и там Ты» (Псал. 138,7—8), «Может ли человек скрыться в тайное место, где Я не видел бы его? — говорит Господь, — Не напол­няю ли Я небо и землю?» (Иер. 23, 24),

Бог неизменяем. Одним из неотъемлемых свойств Господа Бога является Его неизменя­емость. Бог всегда пребывает один и тот же в Своем существе, в Своих свойствах, совершен­ствах, силах, действиях.

Бог невещественен и поэтому в Его существе не может быть какого-либо приращения или убав­ления. Изменения могут быть или к лучшему, или худшему. Ничего такого не мыслимо быть в Боге, Который есть всесовершенный Дух. «Ибо Я — Господь, Я не изменяюсь» (Мал. 3, 6).

Свойства ума и воли Божией. Господь имеет совершеннейший разум. Ум Всевышнего можно рассматривать с двух сторон: сам в себе — все­ведение Божие — и в отношении к действиям Божиим — премудрость Господню.

Бог всеведущ. Он знает все, причем знает все совершеннейшим образом. Всевышний знает все прошедшее, все настоящее, все будущее. Один только Бог знает Самого Себя. Он «исчисляет количество звезд; всех их называет именами их» (Псал. 146, 4), «Ибо пред очами Господа пути человека, и Он измеряет все стези его» (Притч. 5, 21), «Ты знаешь, когда я сажусь и когда встаю; Ты разумеешь помышления мои издали» (Псал. 138,2).

«Никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет от­крыть» (Матф. 11, 27), «Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческо­го, живущего в нем? Так и Божьего никто не зна­ет, кроме Духа Божия» (1 Кор. 2, 11).

Самосознание Бога есть знание Богом Своей сущности, причем это знание всегда полное и совершенное

Человек познает мир, получая и обрабатывая впечатления извне. Бог ни в чем внешнем не нуждается. Он познает мир и все что в мире через Самого Себя. Поэтому в своем ведении Бог сво­боден от ограничений времени.

Бог знает в будущем не только необходимое, но и все случайное и условное, что может произойти при тех или иных условиях.

Знание Всевышним всех свободных действий каждого человека, которые совершатся в буду­щем, называется предвидением Божиим. Тот факт, что Господь предвидит будущее, не стесня­ет свободу воли человека. Ибо потому Бог пред­видит будущее, что оно исполнится. Бог беско­нечно премудр. Это означает, что Он совершен­нейшим образом знает наилучшие средства для достижения наилучших целей. Премудрость Божия наглядна в целесообразном устройстве звезд, Солнца, Луны, планет, Земли, расти­тельного и животного мира, наконец, человека. Бог премудростью Своею определил план до­мостроительства нашего спасения. «О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его» (Рим. 11, 33).

«Как многочисленны дела Твои, Господи! Все соделал Ты премудро; земля полна произведений Твоих» (Псал. 103, 24), «Господь премудростью основал землю, небеса утвердил разумом» (Притч. 3, 19).

Переходя к вопросу о воле Господней, следу­ет прежде всего указать, что воля Божия по су­ществу своему безмерно свободна, по нравствен­ному направлению — всесвятая, по силе — все­могущая.

Воля Божия в своих определениях и действиях совершенно не зависит ни от чьей другой воли, ни от каких-либо сторонних побуждений. Буду­чи Сам для Себя законодатель, Бог живет на основании Своих собственных внутренних оп­ределений и совершеннейших идей Своего Ра­зума.

Воля Господня, обладающая высочайшей сво­бодой, выражается во всех действиях Божиих, а именно:

— в сотворении вселенной: «Господь творит все, что хочет, на небесах и на земле, на мо­рях и во всех безднах» (Псал. 134, 6);

— в Промысле Божием о мире и человеке: «...Всевышний владычествует над царством че­ловеческим, и дает его, кому хочет» (Дан. 4, 14), «Не две ли малые птицы продаются за ассарий (мелкую монету)? И ни одна из них не упадет на землю без воли Отца вашего; у вас же и волосы на голове сочтены» (Матф. 10, 29—30);

— в искуплении и спасении человеческого ро­да: Господь Исус Христос «отдал Себя Самого за грехи наши, чтобы избавить нас от настояще­го лукавого века, по воле Бога и Отца нашего» (Гал. 1,4);

— в возрождении и освящении искуплен­ных Кровью Христовой детей Божиих: «Восхо­тев, родил Он нас словом истины, чтобы нам быть некоторым начатом Его созданий» (Иак. 1, 18).

В древнее время находились философы, кото­рые утверждали, что Бог сотворил мир не по Сво­ей свободной воле, а в силу необходимости. Они учили, что Творец якобы не мог существовать без творения (из этого делалось заключение, что мир вечен и существует по отношению к Творцу не иначе, как тень по отношению к тому предме­ту, от которого она происходит).

Среди языческих мудрецов и некоторых древ­них еретиков бытовало заблуждение, что Бог подчинен некоей судьбе. Подобные взгляды — нелепость и чушь. Бог в абсолютном смысле сво­бодное Существо, не подлежит никакой необхо­димости.

Свободная воля Божия направлена исключи­тельно на высочайшее добро. Причем она не оста­ется одними только благими пожеланиями, но всегда способна осуществлять желаемое добро. Это свойство Всевышнего раскрывает святость воли Божией, которая, в свою очередь, свиде­тельствует о Святости Бога. Бог является абсо­лютно святым и чистым от греха, и Он безмерно желает, чтобы и все люди были святы. «Святы будьте, ибо свят Я Господь, Бог ваш» (Лев. 19,2). Будучи Сам свят, даже, правильнее сказать, пре­свят, Бог ненавидит зло и грех. «Мерзость пред Господом — путь нечестивого... Мерзость пред Господом — помышления злых» (Притч. 15, 9, 26). Грех, как пропасть, разделяет грешника и Бога. Святость Божия помогает человеку иметь пра­вильное представление о грехе, трепетать и при­ходить в ужас от сознания греховности своего сердца. Ветхозаветный пророк Исайя, хотя и был человеком святым и праведным, но пришел в ужас от беззаконий своих, когда он увидел Свя­того Господа Саваофа в окружении Серафи­мов. Пророк воскликнул: «Горе мне! Погиб я! Ибо я человек с нечистыми устами... глаза мои видели Царя, Господа Саваофа» (Исайя 6, 5).

Свобода и святость воли Божией неразрывно связаны с другим ее свойством — всемогущест­вом.

Это свойство воли Господней выражается в не­ограниченной силе Бога все производить и над всем господствовать. В мире нет силы, способ­ной противостоять Всевышнему. «Знаю, что Ты все можешь, и что намерение Твое не может быть остановлено» (Иов. 42,2), «Он речет, — и восста­ет бурный ветер... Он превращает бурю в тиши­ну» (Псал. 106, 25, 29); «Горы трясутся пред Ним, и холмы тают, и земля колеблется пред лицем Его, и вселенная, и все живущие в ней» (Наум. 1, 5).

Иногда говорят и такое: Бог не может грешить, не может сделать, чтобы, например, 5x5 не рав­нялось 25 и т. п. — значит Он не всемогущ. Кто так говорит, пусть знает, что всемогущество Господа Бога состоит не в том, чтобы делать все то, что придет в голову какому-либо глупцу или безумцу, а в том, чтобы делать все то, что не противоречит всесовершеннейшей природе Всевышнего.

Нередко верующим задается и такой вопрос: «Как согласовать святость и всемогущество Бо­га с существованием зла в мире физическом, на­пример, неурожаи, землетрясения, болезни и т. п. и зла в мире нравственном: войны, эксплуата­ция человека человеком, тирания и т. п.?». Неве­рующие часто недоумевают: «Если есть Бог, по­чему же Он не воспротивился планам того или иного тирана, причинившего непомерные страда­ния миллионам людей?».

Следует иметь четкое понятие о том, что целью зла, допускаемого Богом в физическом мире, как, например, какое-либо стихийное бедст­вие или несчастье, постигающее человека, являе­тся нравственное исправление грешных людей и направление их воли к добру. Таким образом, это зло уже нельзя относить в прямом смысле к злу, ибо под личиной такого зла коренится благая цель. Что же касается нравственного зла, оно происходит не от Бога, а от злоупотреб­ления человеком своей свободной волей. Бог, украсив человека свободою воли как одним из высших Своих естественных дарований, ука­зывающих на образ Творца в нас, не хочет ли­шать человека этого дара. Если лишить человека свободы воли (другими словами, насильно за­ставить его не грешить), тогда теряет смысл стремление к нравственному добру, добродете­ли.

Все мировые тираны, все палачи и убийцы не лишены свободной воли, величайшую ответст­венность за свои злодеяния несут они сами, а не Бог за них. Если бы жизнь человека кончалась только на земле и не имела своего бесконечно­го продолжения в загробном мире, тогда, конеч­но, можно было бы много задавать справед­ливых вопросов в связи со всей несправедливо­стью на земле. Но мы, верующие, знаем, что раз­гадка и развязка всех превратностей земной жизни будет в неземной жизни, и поэтому ни­сколько не смущаемся оттого, что, как говорится, до поры до времени зло торжествует на земле.

Если Бог допустил кому-то умереть невинною смертью от рук злодея, по Его премудрым за­мыслам, такая мученическая кончина имела це­лью благо для вечной жизни этих людей — кому-то хоть частичное искупление греховной вины перед правосудием Господним, кого-то удостоить Вечного блаженства с сонмом святых угодников Божиих в Чертогах Небесного Царства. (Все зависит от духовной жизни конкретно каждо­го мученика).

У Бога, конечно, много целей, с которыми Он допускает в то или иное время господство тирании на земле. Все эти цели сводятся к од­ной главной — всемерно содействовать вечному благу человеческих душ.

Беспристрастный анализ всех трагедий, драм, катаклизмов человеческой истории убеждает, что все эти неурядицы и сумятицы Господь Бог ис­пользует, чтобы переплавлять грешные несо­вершенные души в горниле страданий и испытаний, подобно тому, как переплавляют серебро и золото для очищения их от примесей, ибо души наши многими скорбями очищаются от наслое­ний греха и облекаются в одежду святости для Вечной Жизни.

Продолжая подраздел о свойствах воли Божией, следует остановиться на таком ее свойстве, как бесконечная благость. Под благостью Божией понимается желание сообщать и сообщение на самом деле Всевышним духовно-разумным существам (Ангелам, людям) столько блага, т. е. добра, сколько они способны при­нять его в зависимости от своего ограничен­ного тварного естества и духовно-нравственного состояния.

Благость Божия имеет различные проявле­ния, а отсюда — и наименования: благодать, милосердие, долготерпение, милость.

Благодать Божия — дарование Господом благ тому, кто их не заслужил. «Благодатью вы спасе­ны» (Еф. 2, 5).

Милосердие Божие — помощь Господа бед­ствующим, скорбящим, страждущим. «Отец милосердия и Бог всякого утешения, утешающий нас во всякой скорби нашей» (2 Кор. 1,3—4). По словам святителя Иоанна Златоуста, «мило­сердие Божие и человеческое не равны между собою, а отличаются одно от другого, как зло от добра».

Долготерпение Божие — ожидание покаяния грешника, снисхождение к нему, выражающееся в том, что Бог медлит с наказанием за грехи: «Господь долготерпелив и многомилостив» (Числ. 14,18). «Не злоупотребляй Божиим долготерпением, которым Он ведет тебя к покаянию», — увещевает нераскаянного грешника святитель Иоанн Златоуст.

Милость Божия — уменьшение Господом на­казания грешника за его грехи. «Бог являет Свою великую милость для того, чтобы ты освобо­дился от грехов, а не для того, чтобы пребывал во грехах и прибавлял новые», — учит нас все тот же святитель Иоанн Златоуст.

Теперь настал черед коснуться свойства воли Господней, свидетельствующего о том, что Бог является истинным и верным. Все. что от­крыл Бог человеку в Св. Писании, Он открыл истинно и достоверно, ибо Бог не может нас об­манывать. Бог верен во всех своих обетованиях (обещаниях) и угрозах. «Слова Господни — слова чистые» (Псал. 11,7), «слово Твое есть истина» (Иоан. 17,17), «истинны пути Твои» (Откр. 15, 3), «истинны и праведны суды Твои» (Откр. 16 ,7).

«Бог не человек, чтоб Ему лгать, и не сын чело­веческий, чтоб Ему изменяться. Он ли скажет и не сделает? Будет говорить и не исполнит?» (Числ. 23,19). «Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут» (Марк. 13, 31).

Некоторые люди успокаивают себя тем, что, мол, милосердный Господь не накажет не­раскаянных грешников вечным мучением в аду. Это очень опасное заблуждение. Бог верен во всех Своих угрозах. И поскольку Св. Писание многократно предупреждает каждого нераскаян­ного грешника, что его ожидает участь в ад­ском пламени, значит так и будет.

Воля Божия желает торжества правды и спра­ведливости. «Господи Боже Израилев! Праведен Ты» (Ездр. 9, 15), «Праведен Господь во всех путях Своих и благ во всех делах Своих» (Псал. 144, 17), «Господь праведен, любит правду; лице Его видит праведника» (Псал. 10, 7).

Господь Бог воздает как Ангелам, так и людям по их нравственным заслугам: добрых награж­дает, злых наказывает. В этом заключается пра­восудие Божие. Бог бесконечно правосуден. У некоторых людей возникает такой вопрос: «Как может благой Бог наказывать грешника? Как согласуется с правосудием Божиим бедствование праведников и благоденствие грешников на земле?».

Господь наказывает за грехи не из чувства мести и гнева, а для нравственного исправления грешника. Наказывая грешника, Бог делает это из благих побуждений, поэтому Он не пере­стает быть благим. Правда Божия — правда бла­гая. Поэтому, прощая, милуя грешника, Бог оста­ется правосудным.

Правосудие Господне не ограничено преде­лами земного бытия человека. Полное и оконча­тельное воздаяние человеку за все его добрые или злые дела совершится в вечной жизни. Если же праведника Бог наказывает здесь, на земле, то поступает Он по правде, ибо, кроме Господа Исуса Христа, нет ни одного праведника совсем безгрешного. Чтобы Своего угодника избавить от наказания в будущей блаженной жизни, Гос­подь наказывает его в этой жизни. Временное наказание праведника служит его очищению от грехов, страстей, пороков. И наоборот, грешнику Бог нередко посылает дни благие в этой скоро­течной жизни, ибо знает Господь, что за гробом нераскаянного грешника ожидает вечное муче­ние, поэтому Господь хочет, чтобы за все их доб­рые дела, которые совершили грешники, они по­лучили благое хотя бы в нынешнем веке. Бывает и так, что правосудие Божие предусматривает особо великим грешникам награды за какие-либо их добрые дела здесь, чтобы в потусторон­ней жизни воздать им за все их злое.

Смотря на торжество зла и неправды в этом грешном мире, не будем забывать, что наступит тот день, когда зло и неправда прекратятся на земле, а добро и правда восторжествуют.

Ни одно преступление заповедей Всевышнего не останется ненаказанным, если виновные в этом чистосердечно не раскаятся перед Богом. «Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи ве­рен и праведен, простит нам грехи наши и очи­стит нас от всякой неправды» (1 Иоан. 1,9). Господь зрит и тех, кто поступает праведно, и тех, кто творит беззаконие. Святой и праведный Господь с отвращением смотрит на грех и без­законие. «Господь испытывает праведного, а нечестивого и любящего насилие ненавидит душа Его... Господь праведен, любит правду; лице Его видит праведника» (Псал. 10, 5, 7).

С понятием правосудия Божия близко связа­но и понятие о гневе Божием. «Ибо открыва­ется гнев Божий с неба на всякое нечестие и не­правду человеков» (Рим. 1, 18), «Господь есть Бог ревнитель и мститель; мститель Господь и страшен в гневе: мстит Господь врагам Своим и не пощадит противников Своих» (Наум. 1,2),

«Господь Бог есть истина; Он есть Бог живый и Царь вечный. От гнева Его дрожит земля, и на­роды не могут выдержать негодования Его» (Иер. 10, 10). «Когда читаем о гневе или ярости Божией, — пишет преподобный Иоанн Кассиан Римлянин, — мы должны представлять их не по подобию человеческого возмущения, но достойно Бога, Который чужд всякого возмущения. Под этим мы должны понимать, что Он — Судия и Отмститель за все неправедное в этом мире. Бо­ясь воздаяния, мы должны опасаться делать что-нибудь против Его воли».

Бог есть любовь. Из всех мировых религий только христианство ставит в центре своего уче­ния любовь Верховного Существа. «Бог есть лю­бовь» (1 Иоан. 4, 16). Бог, в Которого веруют христиане, является высочайшим благодетелем, Он бесконечно благ, всегда пребывает в атмос­фере добра и любви, по Своему естеству есть любовь.

Никакой человеческий ум не способен постиг­нуть, тем более выразить, безграничную любовь Господню. Любовь Божия непостижима, как и Сам Бог. Эту мысль подтверждает преподоб­ный Иоанн Лествичник: «Кто хочет говорить о Любви Божией, тот покушается говорить о Са­мом Боге. Решиться же говорить о Боге грешно и опасно для невнимательных».

Объектом особой любви Божией является Исус Христос, Единородный Сын Божий: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Матф. 3, 17). Нам никогда не понять ту полноту, глубину, красоту блажен­ной любви, которая царит между Тремя Ипо­стасями Божества. Но нам дано знать, видеть, ощущать, что любовь Божия проявляется и по от­ношению ко всему творению Божию. (Хотя мы часто бываем слепы, чтобы увидеть эту любовь, несмышлены, чтобы осмыслить, уразуметь ее проявление по отношению и к нам самим, и ко всему вокруг нас).

Любовь Божия является причиной бытия как Ангельских небесных чинов, так и мира физи­ческого вместе с населяющими землю людьми. Наивысшим проявлением Божией любви к грешному человечеству явилась жертвенная смерть Сына Божия на Голгофском Кресте. Бог явил Свою неизреченную любовь к роду челове­ческому в том, что послал на землю Своего Единородного Сына для нашего искупления и спасения. «Ибо так возлюбил Бог мир, что от­дал Сына Своего Единородного, дабы всякий ве­рующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Иоан. 3, 16). «Бог Свою любовь к нам доказыва­ет тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками... Ибо если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнью Его» (Рим. 5, 8, 10). «Любовь Божия соединила небо с землею, — пишет св. Иоанн Златоуст, — Лю­бовь Божия посадила человека на царский пре­стол. Любовь Божия явила Бога на земле. Лю­бовь Божия сделала Владыку рабом. Любовь Бо­жия предала Возлюбленного за врагов, Сына за ненавистников, Владыку за рабов, Свободного за невольников. Но и этим она не ограничилась, а призвала нас к еще большему, не только осво­бодила от прежнего зла, но и обещала нам да­ровать гораздо большее благо».

Если бы Сыну Божию нужно было пойти на Крест, чтобы искупить не весь мир, а даже только одного человека, то и тогда Бог не счел бы недо­стойным такой жертвы. Такую мысль высказыва­ет озаренный Духом Святым в своих богослов­ских умозаключениях святитель Иоанн Зла­тоуст.

Любовь Божия — источник благости, она сделала душу человеческую невестой бессмерт­ного Жениха — Христа, отложила время Суда над грешниками и неверующими, чтобы они успели покаяться и очиститься, открыла лю­дям путь в Рай.

Св. Писание уверяет детей Божиих, что Бог не изменит к ним Своей любви. «Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожа­леть сына чрева своего? Но если бы и она забы­ла, то я не забуду тебя» (Исайя 49,15). Об этом же говорит и преподобный Ефрем Сирин: «Гос­подь — истинный Друг; когда забывают о тебе и друзья, и братья твои, Он не забывает и не оставляет тебя, но пребывает с тобою».

По сравнению святителя Иоанна Златоуста: «Любовь Божия так же отличается от любви родительской, как благость — от лукавства».

Верных детей Божиих ничто не может отлу­чить от любви Божией. «Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Исусе, Господе нашем» (Рим. 8, 38—39).

Нередко многие люди удерживаются от гре­ха, помня, что за всякий грех человека ожида­ет возмездие Божие и можно навеки оказать­ся в аду. Конечно, это хорошо, что страх перед адом останавливает грешника на его пагубном пути. Но, познавая любовь Божию к нам, поста­раемся и мы научиться так любить Господа, чтобы не страх, а наша ответная любовь удер­живала нас от грехов. Эта любовь способна воздействовать на душу сильнее, чем адское пламя.

Каждый нераскаянный грешник, все те, кто причисляют себя в разряд неверующих, все те, кто ведет ожесточенную борьбу с Богом, пусть знают, что только любовь Божия удерживает их от справедливого гнева Божия и дает им еще время для жизни, чтобы они прибегли к покаянию. «Ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших» (Евр. 3,7—8).

02:32
509