Религиозная организация
Русская Древлеправославная Церковь

ПРОТОКОЛЫ I-ГО ВСЕРОССИЙСКОГО СЪЕЗДА ДРЕВЛЕПРАВОСЛАВНЫХ ХРИСТИАН, СОСТОЯВШЕГОСЯ В Н.НОВГОРОДЕ 15 - 1

ПРОТОКОЛ

1-го заседания 16 Мая 1908 (7416) года.

Совещание открылось в час дня обычным молитвословием, по окончании которого Нижегородским священником, состоящим при кладбищенской церкви Н. А. Бугрова, о. Филиппом сказано было приветственное слово, призывающее всех присутствующих к работе в любви и единении. После речи о. Филиппа было прочитано разрешение Нижегородского Губернатора на открытие Съезда следующего содержания: „Господину Нижегородскому Полицмейстеру. Предлагаю Вашему Высокоблагородию объявить Мануфактур-Советнику Николаю Александровичу Бугрову, что к устройству 15 мая с. г. в церкви старообрядческого кладбища Совещания Всероссийских старообрядцев, приемлющих священство, для обсуждения вопросов, изложенных в представленной при заявлении от 10 сего Апреля программе, с моей стороны препятствий не имеется".

Затем были избраны в комиссию для проверки письменных полномочий прибывших представителей: К. Г. Рубанов, А. Я. Васильев и Л. А. Малехонов.

В 3 часа была окончена проверка полномочий, причем оказалось представителей с письменными

полномочиями 167 и без письменных полномочий 18. Заседание открылось чтением текста телеграммы на Высочайшее Имя:

„С.-Петербург, Господину Председателю Совета Министров Петру Аркадьевичу Столыпину. Старообрядцы, приемлющие священство от господствующей церкви, собравшись в Нижнем-Новгороде на Совещание для выработки оснований организации своих общин и учреждения центрального органа управления своими церковно-общественными учреждениями, первую мысль свою обращают к Всемогущему Богу, сподобившему рассыпанную храмину древлехристианского стада собрать в единение и затем неразрывно с молитвою обращают свои чувства беспредельной благодарности к Всемилостивейшему Государю Императору Николаю Александровичу за дарованную им возможность свободно разобраться в их религиозно - нравственных нуждах. Представители старообрядчества со всех концов необъятной России от Байкала до границ Румынии и Турции и зарубежные почтительнейше просят Ваше Высокопревосходительство повергнуть к стопам Его Величества, одушевляющие их чувства беспредельной любви и беззаветной преданности Самодержцу Всероссийскому, принявшему их в свои любвеобильные объятия, установившему с 17 апреля 1905 года, законную свободу для них в религиозно-нравственных потребностях. Верные заветам предков в делах религии, все они всегда были и хотят быть навсегда верными и неизменными слугами их законных природных Государей, всегда молились и будут молиться о здравии и долгоденствии Его Величества и всего Царствующего Дома".

Единогласным решением телеграмма одобрена. Вслед за этим состоялись выборы председателя, товарищей председателя, секретаря и помощников его. Председателем избран единогласно Николай Александрович Бугров, товарищами о. Филипп Петрин, о. Николай Микульшин, Тимофей Никитич Андреевский и Константин Григорьевич Рубанов, секретарем о. Андрей Дмитриевский, помощниками: Антонин Яковлевич Васильев и Лев Алексеевич Малехонов.

Далее, Совещание открылось речью К. Г. Рубанова (председательствовавшего по просьбе Н. А. Бугрова) предложившего на обсуждение собрания доклад о повсеместном открытии общин согласно первого пункта программы Совещания. В открытых прениях по этому докладу участвовало до 40 человек, из которых большинство было на стороне открытия общин, причем возражающие против общин не представили никаких доказательств из священного Писания, запрещавших устройство общин и наоборот, защитники общин представили весьма много данных из св. Писания и истории Церкви.

Потом председателем Собрания был поставлен на голосование следующий вопрос: желательно ли повсеместное открытие общин, согласно закона от 17 Октября.

С общего согласия была произведена тайная баллотировка подачей записок, по окончании которой председателем собрания К. Г. Рубановым предложено было Собранию избрать лиц для подсчета записок. Избраны были о. Сергий Иляхинский из Москвы, М. Ф. Ясашнов и Л. А. Малехонов.

После проверки записок, производившейся вслух, оказалось, что за открытие общин высказалось 140 чел., против открытия 37 и 2 записки неопределенного содержания.

По объявлении председателем результатов голосования, собрание закрыто в 9 часов вечера.

ПРОТОКОЛ

2-го заседания 16 мая 1908 (7416) года.

Собрание открылось под председательством товарища председателя К. Г. Рубанова, в 11 часов дня.

После открытия собрания помощником секретаря А. Я. Васильевым был прочитан протокол предыдущего собрания и затем было преступлено к обсуждению второго вопроса программы Всероссийского Совещания о Братстве. Докладчиком выступил священник о. Андрей Дмитриевский, который указал на то обстоятельство, что учреждением общин не заканчивается дело церковного благоустройства, так как общины не в состоянии служить интересам всей нашей Церкви. Для того, чтобы получить голос всего народа, необходимы периодические Съезды уполномоченных христиан. В заключение своей речи докладчик предложил собранию учредить Всероссийское Братство с ежегодными Съездами в определенном месте и выработать для того устав, предложив при этом на рассмотрение проект устава, изданный М. Ф. Ясашновым.

По выслушании доклада произошли небольшие прения и возражавшие прежде против общин выразили свое согласие на устройство Братства. В середине прений священник о. Сергий вдруг заявил, что он не признает той формы объединения, которую предложил докладчик о. Андрей: "Братство у нас уже есть, сказал о. Сергий, мы и так все единая о Христе братия от купели св. крещения", новшеств указанных в уставе, предложенном на рассмотрение Съезда, он не признает и выразил мнение, что собравшиеся разъедутся наверное ни с чем. Говорило всего около 40 человек. В 2 часа был объявлен перерыв.

В 3 часа собрание открылось речью Т. Н. Андреевского, которая сводилась к тому, что нам необходимо Братство. В виду того, что вопрос казался исчерпанным, председатель собрания К. Г. Рубанов произнес речь, в которой сделал общий вывод из всего сказанного на собрании и поставил на баллотировку вопрос: желательно ли открытие Братства. Голосованием, которое производилось путем подачи записок, выяснилось следующее: 174 голоса за учреждение Братства, 27 голосов против и 1 воздержавшийся.

На этом собрании присутствовали и вновь прибывшие 7 человек. Сообщив собранию результаты голосования, председатель предложил избрать комиссию для пересмотра проекта устава Братства (издан. М. Ф. Ясашнова). В комиссию были избраны следующие лица.

Священники: о. Андрей Дмитриевский, о. Николай Микульшин, о. Василий Аргентов, о. Филипп Петрин, о. Георгий Турылев, о. Павел Князевский, о. Сергий Иляхинский.

Н. А. Бугров, Н. А: Панин, Т. Н. Андреевский, М. Ф. Ясашнов, С. Т. Дрыбинцев, Ф. А. Малиновцев, П. А. Кравцов, И. Я. Гришин, А. К. Нагибин, А. Д. Коновалов, К. Г. Рубанов и А. М. Рыболов.

На этом собрании были также прочитаны приветственные телеграммы из с. Коломаки, из г. Рома-нова-Борисоглебска от старообрядческих обществ.

Собрание закрылось в 6 часов вечера.

ПРОТОКОЛ

3-го заседания 17 мая 1908 (7416) года.

Заседания 17 мая 1908 года открылось в 2 часа дня под председательством К. Г. Рубанова чтением протокола предыдущего собрания, после которого собранию было предложено разобрать дело об отце Князевском. Читалась жалоба Общества с. Каменки, которая состояла в том, что отец Павел имеет семыо в господствующей церкви и не прилагает стараний к ее обращению в христианство и даже недавно крестил своего ребенка в господствующей церкви. Затем, что он, признавший на Нижегородском Съезде 15—16 августа необходимость устройства общин и Братства, на Дону и в Пензенской губ., распространял сведения совершенно противоположные постановлению Съезда. В свое оправдание о. Князевский заявил, что все написанное есть клевета, сочиненная его врагами, что детей он крестил в великороссийской церкви, будто бы по причине тяжелых гонений на переходящих священников и что он впредь этого делать не будет. Общины, Братство он признавал и стоял всегда за принятие епископа, доказательством чего служит письменное полномочие от его прихожан. Уполномоченный Общества с. Каменки, г. Гришин, подтверждал справедливость обвинений. После довольно продолжительных прений собрание по поводу этой жалобы постановило следующее: „Обязать приходящих к нам от Господствующей церкви священников, чтобы дети их, родившиеся после 17 мая 1908 г. были крещены в Древлеправославной вере. Это постановление распространяется и на священников, которые находятся в настоящее время в нашей церкви". (прав. 112 книги Иоанна Зонара и 9-й главы книги Матѳея Властаря 399 стр.)-

В 6 часов вечера назначен перерыв.

В 7 1/2 часов вечера заседание открылось чтением обвинений против о. Александра Беляева, представленных г.г. Е. П. Прокофьевым, П. Д. Шабриным, и Б. В. Алавкиным. Ввиду того, что все обвинения были совершенно неосновательны и голословны, собрание постановило считать возводимые на о. Александра Беляева обвинения недоказанными. Затем собранию читается поступивший в Съезд обвинительный доклад гг. Шишкина и Стародубцева (Дьяконовцев) против о. Андрея под следующим заглавием: „О каждении, хождении и неисполнении священнослужителя о. Андрея". Так как вопрос о каждении собранию казался довольно ясным и каждение, совершаемое о. Андреем, после объяснений данных им, признается собранием правильным, то председатель предложил на баллотировку следующее: „Признает ли собрание о. Андрея виновным по вопросу о каждении". Собрание единогласно ответило, что не признает. Затем порядок разбора обвинений был прерван неожиданным заявлением о. Сергия Иляхинского, который предлагал собранию просить о. Андрея изложить его биографию. Подобное заявление вызвало большое волнение и председателю стоило больших трудов успокоить собрание. А. Я. Васильев выразил свое глубокое огорчение по поводу того, что среди священников находятся такие, которые вносят не успокоение в общество, а раздор и предложил все дела о священниках передать будущему Совету. После этого о. Сергий продолжал настаивать на своем первом заявлении, что снова вызвало волнение собрания. В конце заседания "было получено сообщение Нижегородского Губернатора о том, что Министерство Внутренних Дел разрешает Съезду продолжать свои занятия. Ввиду того, что собрание принимало бурный характер и за поздним временем (11 ч. веч.) председателем было объявлено собрание закрытым.

ПРОТОКОЛ

Комиссии по выработке устава Всероссийского Старообрядческого Братства

18 мая 1908-го (7416) года.

Заседания Комиссии открылись вечером 16 мая и продолжались 17-го и 18-го утром. В состав Комиссии вошли следующие лица: Н. А. Бугров. Н. А. Панин, Т. Н. Андреевский, М. Ф. Ясашнов, священники: о. Андрей Дмитриевский, о. Ннколай Микульшин, о. Василий Аргентов, о. Филипп Петрин, о. Георгий Турылев, о. Павел Князевский. о. Сергий Иляхинский, Ф. А. Малиновцев, П. А. Кравцов, И. Я. Гришин. А. К. Нагибин, А. Д. Коновалов, К. Г. Рубанов и А. М. Рыбалов. Председателем единогласно был избран К. Г. Рубанов. В начале комиссия рассмотрела проект устава (изд. М. Ф. Ясашнова) по вопросу о возможности его принять по существу. Высказавшись за его принятие, но в значительно переработанном и сокращенном виде, Комиссия преступила к постатейному чтению. В продолжение целого ряда прений выяснились два направления, из которых одно, признавая по существу необходимой организацию Съездов под названием Братства, находило нужным учредить при Братстве особое исполнительное учреждение, в лице Совета Братства; другое—защитниками которого явились: священник о. Сергий Иляхинский и А. К. Нагибин, оставшиеся при особом мнении.

Большинство склонилось к первому мнению. При постатейном чтении, после продолжительных прений, устав был принят в переработанном виде большинством 17 голосов против двух.

ПРОТОКОЛ

4-го заседания 18 мая 1908 (7416) года.

Заседание 18 мая 1908 года открылось под председательством К. Г. Рубанова в 12 час дня чтением проекта устава Братства, переработанного Комиссией избранной на 2-м заседании 10 Мая с. г. После прочтения, вопрос о принятии устава голосовался и голосование дало следующие результаты: 178 голосов за принятие устава, 27 голосов против и 3 записки неопределенного содержания. Председатель объявил, что голосованием устав принят в таком виде, в каком выработала Комиссия. Затем были избраны в Совет Братства следующие члены из разных мест России, из Турции и Румынии. Священники:

о. Филипп Петрин Н.-Новгород.

о. Андрей Дмитриевский г. Москва.

о. Николай Микулыцин—г. Вольск Са-ратовской губ.

о. Василий Аргентов—г. Хвалынск.

Бугров Николай Александрович — Н.-Новгород.

Ясашнов Михаил Федорович—г. Москва.

Дрыбинцев Савва Тимофеевич—г. Гомель Могилевской губ.

Андреевский Тимофей Никитич—г. Вольск Саратовской губ.

Васильев Антонин Яковлевич—г. Екатеринослав.

Рубанов Константин Григорьевич—г. Москва.

Панин Николай Алексеевич—г. Ростов на Дону.

Колчин Иван Львович—г. Сарапул Вятской губ.

Мамонтов Петр Петрович—г. Саратов.

Александров Полиект—Румыния, г. Тульча.

Малехонов Лев Алексеевич—г. Москва.

Мухин Петр Дмитриевич—г. Ростов на Дону.

Рыболов Александр Михайлович—г. Москва.

Кравцов Пантелеймон Афанасьевич—г. Киев.

Филимонов Павел Дмитриевич—Рыльск Курской г.

Серебренников Иван Егорович—с. Ильинское Пермской губ.

Брусянцев Валериан Козьмич—г. Вольск.

Тушкин Анания Акимович—г. Хвалынск Саратовской губ.

Коновалов Агафон Дементьевич—г. Николаевск Самарской губ.

Васильев Яков Акимович—г. Новочеркасск Обл. войска Донского.

Иванов Петр Петрович—г. Льгов Курской губ.

Силаев Григорий Турция—г. Пандерма.

Зудов Петр Павлович—Енисейской гу-б.

Морев Анания Тарасович—с. Сумское Тобольской г.

Кокурин Петр Павлович—с. Городец Нижегородской губ.

Воробьев Василий Семенович—г. Спасск Тамбовской губ.

Далее было предложено избрать местопребывание Совета; единогласным решением собрания был указан Нижний Новгород. После этого о. Андреем был прочитан доклад о епископе. Докладчик провел ту мысль, что старообрядческая Церковь, оставшись без епископа, не утратила значения истинной Церкви, что она находит свое положение (без епископа) временным, результатом гонений, что епископа принять необходимо и что правила святых отец и история Церкви дают возможность осуществить это принятие согласно 8-го правила 1-го вселенского Собора. После чтения доклада в 3 1/2 часа был обвялен перерыв.

После перерыва заседание открылось в 5 часов дня. А.,Я. Василев обратился к собранию с речью, в которой обрисовал тяжелое положение старообрядцев во времена гонений.

Далее Васильев говорил о том, что после дарования свобод мы должны объединиться. что и исполнили в настоящее время, но кроме объединения мы теперь затронули и другой большой важности вопрос об епископе, подойти к этому вопросу нужно осторожно и не решать его сразу, так как иначе может произойти раскол, который разделит и без того маленькую нашу христианскую семью.

Мартынов также говорил, что действительно были тяжелые времена, о которых написано в святом Писании, и теперь, когда наша Церковь находится без епископа, я думаю, продолжал он, что это тоже предречено св. Писанием—в доказательство чего ссылался на Евангелие, Златоуста и друг. св. отцов, в которых говорится о последних днях, о лжеучителях и лжепророках, что и исполнилось на Белокриницкой иерархии, потом также прочел в Сборнике слово Ипполита папы Римского о последних днях, но вследствие затянувшегося чтения ему было предложено председателем высказаться сокращеннее; это предложение было поддержано всем собранием; после этого Мартынов, основываясь на вышеназванном слове, выразил сомнение в том, что можно принять епископа.

Глухов (начетчик), наоборот, выступает с заявлением о необходимости объединения и указывает, что напрасно ожидают некоторые раскола, как последствия принятия епископа; в Писании мы находим совсем другие указания, в доказательство своего мнения г. Глухов ссылается на твор. блаж. Иеронима II части, а также и 14 части, где говорится о твари небесной — солнце и луне; г. Глухов, относит это место к св. Церкви, подразумевая под солнцем Христа, а под луною Церковь; а также приводит выдержки из Писания относительно священных чинов обращающихся от ереси, которые будут спасены, кроме того приводит другие места из священного Писания, ясно доказывающие, что священные чины должны обратиться и Церковь придет в благочиния полное состояние.

Старшинов требует книгу Кириллову, по которой приводит доказательства о падении епископов и о мерзости запустения в Церкви Христовой и о восстании лживых пророков.

Кукин говорит, что он соглашается с о. Андреем и заявляет, что епископа принять необходимо, ибо уклонение от принятия епископа может привести к великому греху, что возражающие не доказали из священного Писания невозможности принятия епископа и не привели никаких веских указаний в защиту своего мнения. Далее он говорит, что в древнее время некоторые еретики 2-го чина принимались 3-м чином. Я, говорил далее докладчик, не принимаю священников, но очень обрадовался,когда услыхал о том, что в Н.-Новгороде назначается Всероссийский Съезд, на котором будет обсуждаться вопрос об епископе, потом он предлагает собранию решить принять епископа 3 чином, а искание епископа возложить на Совет Всеросс. Братства, но на принятие епископа от ереси должно быть созвано Всероссийское Собрание, пред которым епископ должен проклясть все ереси и тем присоединиться к св. Церкви.

Махонин, соглашаясь с докладом о. Андрея, возражает тем, которые стоят против принятия епископа, говоря, что это противоречит 52 прав.; г. Махонин отстаивает прием 2 чином в св. Писании; после падения всех епископов, вновь может восстановиться епископский чин, он соглашается что были случаи, когда священники принимали епископов, но только при условии проклятия ересей, а миропомазание не было над ними совершено.

Глухов говорит, что священник от епископа различается лишь тем, что не рукополагает, а все остальное имеет право совершать, как и епископ.

Мартынов соглашается, что принять епископа можно только по 8 прав. 1-го Вселенского собора.

О. Павел говорит, что так как вопрос о епископе весьма большой важности, то к нему относиться нужно очень строго, далее он приводит слова Евангелия: „Грядущего ко мне не изжену вон", и потому заключает, что всякого, кто бы ни пришел к св. Церкви, необходимо принять. Но нам нужен епископ, который может рукополагать священников, так как нашими пастырями, приходящими от ереси, многие недовольны. Далее он приводит доказательства из кн. Кормчей 13 пр. Анкирского собора о том, что сельские епископы не имеют права рукополагать и другие правила по тому же вопросу и приходит к заключению, что епископа можно принять только градского, кафедрального, а викарного или заштатного принять нельзя.

О. Сергий, присоединяясь к мнению о. Павла о принятии епископа от ереси, жалеет о потерянном времени по этому вопросу. Нам нужно толковать о ценности той иерархии, которая начнется со времени принятия епископа. В св. Писании, говорит он, есть указание на то, что принятие под миропомазание должно совершаться только равностепенными. Потом он говорит что случаи, бывшие в Церкви, не могут быть примерами, которыми можно было бы руководствоваться, руководства следует искать только в правилах св. Соборов; я не могу, продолжал он, как священник, дать ему (епископу) более того, что сам имею. Священник о. Федор говорит, возражая на слова о. Сергия, что когда он приходил к Христовой Церкви, то священник, который принимал его, не давал ему права на священнослужение, так как священник получает это право от дающего ему хиротонию.

Жирков говорит, что действительно можно священнику принять епископа под миропомазание, но кто же даст ему благодать епископа, имеющего право рукополагать в священные степени, и просит ему указать точное правило, повелевающее священнику миропомазывать епископов.

О. Павел Князевский разъясняет, что дело священника принять под миропомазание, но давать ему какую-либо власть священник не имеет права, так например, если бы ко мне пришел под миропомазание патриарх, то я бы совершил над ним миропомазание, но когда таинство совершится, я уже не имею права благословлять его, а сам должен просить у него благословения.

О. Александр Плавтов говорит, что можно принять и хорепископа и он будет иметь право рукополагать, как и градский епископ, потому что сан у него все же епископский и благодать одна и та же и приводит в подтверждение своих слов 39 пр. Карфаген. Собора.

Председатель предлагает закрыть запись ораторов. Предложение принято. О.Филипп выступает с возражением против лиц, высказавших безповщинские воззрения. Он приводит. слова св. Евангелия о том, что „будет скорбь велия, якова же не бысть от начала мира" и растолковывает эти слова на основании указания из разных книг из книги о вере, апокалипсиса и др. Потом он говорит, я вижу во всем св. Писании указание на прекращение этих дней „избранных ради", которых змий будет стараться прельстить, что и у св. мужей вырывались горестные слова о Церкви, как и Ипполит, папа Римский говорил, видя страшное гонение на христиан, но все это должно прекратиться для спасения, хотя избранных, так как книга Кириллова на 77—8 листе говорит, что Церковь Христова избранная будет приносить жертву тела и крови Христовых при трехчинной иерархии... и сие пророчество сильно есть и непобедимо, а также привел и 29 главу из книги о Вере. А относительно того, что можно принимать священнику епископа, привел правила, по которым власть епископа и священника в отношении принятия на покаяние одинакова.

В заключение председатель ставит на голосование следующий вопрос. Возможно ли принять кафед. епископа на основании канонич. правил от ереси 2-м чином в сущем сане... Закрытым голосованием по запискам обнаружилось, что за принятие епископа высказалось 183 человека против 27, при трех воздержавшихся.

Заседание по объявлении результатов голосования закрыто в 9 часов вечера.

ПРОТОКОЛ

5-го заседания 19 мая 1908 (7416) года.

Заседание открыто в 11 1/2 часов дня под председательством К. Г. Рубанова. В начале было заслушано ходатайство представителей Урала, Костромской губ. и г. Гомеля Могилевской губ. об избрании от их обществ представителей в Совет Братства. В виду того, что на предыдущем собрании был избран полный состав членов Совета, было предложено собранию избрать трех лиц с правом совещательного голоса от указанных местностей. Собрание согласилось с предложением и избрало от Урала Михаила Кузьмича Мягких, от Костромской губ. Дмитрия Семеновича Виноградова и от гор. Гомеля Марка Андреевича Савостьянова.

Затем было заслушано заявление Совета Московской Никольско-Рогожской общины о том, что о. Сергий не желает крестить в нашей Церкви своих детей, а крестит их в великороссийской церкви.

Собрание постановило обязать о. Сергия, чтобы дети его, родившиеся после издания указа 17 апреля 1905 года, были присоединены к нашей старообрядческой Христовой Церкви, равно как и будущие его дети должны быть крещены в нашей Церкви.

Потом заслушано было дело о священноиноке Феодосии по заявлению общества с. Монастырского, Саратовской губ. Аткарского уезда о том, что отец Феодосий, проживающий в деревне Пескошах, венчает браки вопреки ясному запрещению 84 пр. Номоканона. Неправильные действия священника подтверждает и представитель г. Вольска, говоря, что еще на Вольском Съезде 1906 году тому же о. Феодосию было воспрещено венчать браки. Собрание постановило не принимать в приходы священноинока о. Феодосия.

Потом председатель делает предложение собранию, чтоб Совет Братства рассмотрел постановления всех предыдущих Съездов в гор. Вольске, насколько они согласны с канонами Церкви, собрал и представил их на утверждение будущего Собора.

Предложение председателя принято. Далее председатель ставит на голосование вопрос—как поступать с теми христианами, которые молятся с повенчанными священноиноком о. Феодосием. Решено принимать таких христиан на общую молитву после покаяния.

Затем председатель предлагает собранию вопрос: угодно ли собранию поручить Совету проверить документы всех священников, находящихся в старообрядческой Церкви и порядок их принятия.

Собранием предложение принято.

Оглашается телеграмма Министерства Внутренних Дел с извещением о положении дела о ходатайстве зарубежных старообрядцев, пожелавших переселиться в Россию и принять русское подданство.

Собрание за труды и заботы о нуждах старообрядчества выражает свою горячую благодарность Н. А. Бугрову.

Следует дело о священнике о. Андрее (из Москвы) по поводу письменного заявления Шишкина и Стародубцева (диаконцев).

После обмена мнений, по определению Собрания, вопрос о виновности о. Андрея решен в отрицательном смысле.

Заслушаны доклады Живайкина и Глинкина об образовании и воспитании старообрядческого юношества.

Собранием постановлено единогласно учреждать школы по всем приходам, где находятся наши христиане.

В конце заседания был заслушан доклад г. Живайкина о необходимости иметь миссионеров и начетчиков.

Собрание предложило Совету Братства разработать возбужденный докладчиком вопрос.

В 3 часа объявлен перерыв.

В 6 часов вечера был отслужен молебен семью священниками в предстоянии о. Филпппа Петрина.

По окончании молебствия собрание открылось чтением протоколов третьего, четвертого и пятого. После заключительной речи председателя, в которой выражались пожелания, чтобы следующие Съезды были также многолюдны и работоспособны и по прочтении благодарственного адреса Николаю Александровичу Бугрову, Съезд был закрыт.

04:18
719
Нашли ошибку?
Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить! Выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и как можно скорее ее исправим.