Религиозная организация
Русская Древлеправославная Церковь

Никольская старообрядческая церковь

В 1794 году население села совместно со староверами Верхнеудинского уезда обратились в Иркутскую духовную консисторию и к Иркутскому генерал-губернатору за разрешением иметь свою церковь для справления религиозных обрядов по старопечатным книгам. А также просили помощи в строительстве церкви.

Но просьба осталась без ответа. И только в 1882 году на сельском сходе никольцы приняли решение строить церковь своими силами, решили написать послание в город Верхнеудинск с просьбой предоставить бригаду специалистов для строительства церкви Купили проект архитектурного строения здания церкви.

Это послание было удовлетворено и в 1993 году, в деревню прибыла группа рабочих из Белоруссии в количестве 12 человек. Построили церковь в 1910 г.

Красили церковь под руководством немца Карла (фамилия не известна). Иконы писали прибывшие из Иркутска иконописцы, использовали для красок природный материал. Местные жители брали работников на постой.

В знак благодарности иконописцы сделали рисунки на стенах, печах и ставнях домов, некоторые рисунки прекрасно сохранились до сих пор – это свидетельствует о качестве красок..

Для строительства был заготовлен строительный материал и собраны денежные средства (пожертвования прихожан). Наняли строителей Прежде, чем начать строить, произвели молебен на месте сооружения церкви.

Никольцы — староверы «почитали» великомученика Святого Николу, и строительство церкви вели в его честь. «Строили церковь всем миром: От каждого двора решили привезти по два бревна на строительство церкви, каждая семья отдавала на храм божий что положено.

Каждому нужно отдать 12 рублей на строительство церкви и 15 рублей на приобретение церковной утвари.» — (из воспоминаний Варфоломеева П.А.). «Полгода пришлось отдуваться, долги отрабатывать», — замечает персональный пенсионер Епифан Ерофеев, чьи думы о прошлом и настоящем записал Исай Калашников.

«Строилась церковь с размахом, имела высоту от фундамента до верхней точки креста на колокольне 25 метров, крыша была покрыта жестью. Отборные бревна тесались местными мастерами и были подогнаны друг к другу с особым старанием и аккуратностью.

Ставили церковь на бутовом фундаменте, который выкладывали из плитнякового (плоского) камня и булыжника (рваного камня). Камни укладывали вручную на растворе без опалубки. Фундамент был выложен в рост взрослого человека (в этнографическом музее фундамент ниже и убрано 2 венца, из-за чего церковь потеряла свою «стать»).

Территория церкви была обнесена добротным забором из теса.» (записано со слов Брылева С.И.) « Церковь имела колокольню, на ней располагалось несколько колоколов разной величины и звучания.

Например, был «тревожный колокол», в него звонили во время пожара и созывали народ на сход. Другие колокола звучали перед молитвой; умели звонить и праздничный перезвон. Особенно звонко звучала квадратная чугунная доска.» (записано со слов Калашниковой А.М.) .

В предвоенные годы начались гонения на верующих, пострадала и церковь. Колокола с колокольни сняли, оставили село без «голоса».

Общим сходом было принято решение ставить церковь в центре села, на правой стороне ручья, чтобы доступ был всем, и смотрелась церковь добротно и величаво Она была возведена на небольшом возвышении берега речки по Большой улице, позже ее стали называть Церковной. (Ныне – Пионерская).

Основное молебное здание представляло собой удлиненный четырехугольник, на нем две пятигранные звонницы, завершали которые пятигранные купала, увенчанные большими и малыми крестами.

На позолоте большего креста серебром написано: « С божью милостью возведена сея церковь во имя мученика Святого Николы на пожертвования мирян. 9 (22) мая 1884 года». К молебному зданию с южной стороны была встроена келья окном на восток.

Перед главным входом в церковь с западной стороны было построено крыльцо с двухскатной крышей, на котором был еще один малый крест. Крыши были окрашены в светло-зеленый цвет, а кресты – позолочены.

По рассказу жителя села П.А. Варфоломеева, записанного в 1976 г., следует, что прихожанами церкви были только старообрядцы-поповцы с. Никольское (беспоповцев в селе было 10 семей, они церковь не посещали).

Священника раньше привозили издалека, и он служил несколько лет. В 30-е годы в селе вырос свой «очень грамотный самоучка» Брылев (имя и отчество неизвестны), который и вел службу после смерти Ипата Ипатыча.

После смерти был похоронен на территории церкви у главных ворот в знак особой признательности и уважения… В большие праздники всенощная длилась часов шесть, а утреня и вечерня – три — четыре часа.

Во время службы мужчины находились в приделе у алтаря, а женщины в приделе у двери. Звонили колокола, особенно звонкой была квадратная чугунная доска. Информатор нарисовал по памяти план церкви, указав, что алтарь находился за иконостасом, под клиросом были маленькие иконы, у стен стояли скамьи.

Церковь упоминается в романе «Семейщина» И. Чернева (А.А. Леонова), посвященном жизни забайкальского старообрядческого села Никольское в начале XX в.: «Отрывисто и печально бумкает ранним утром церковный колокол: Ипат Ипатович сзывает народ к молитве.

В серый прохладный час Устинья Семеновна накидывает поверх черной кички длинный до пят атлас, идет по заречью в церковь». Непоколебимость веры семейских описана следующими словами: « остался крепок Самоха в старинной семейской вере.

Знать недаром годами учили его с детства писанию и до самого призыва пел он в церкви на клиросе…с юных лет дядя пастырь стал готовить его в начетчики» (Чернев И.Семейщина. Летопись родного села).

Из воспоминаний Калашниковой Агриппины Ануфриевны: « Когда мы с мамой ходили в церковь, меня удивляли большие, золотом писаные иконы, которые располагались в иконостасе по рангам в три яруса. Когда начали преследовать верующих и ссылать, а церковь закрыли, люди все равно не боялись прятать у себя иконы и церковные книги.

Иконы были большие — в рост человека и больше –такие иконы не могли спрятать целиком, поэтому пилили на части. Тайно молились и крестили детей, молились по усопшим, особенно крепко молились, когда началась война с немцами и многие ушли на фронт»…

После Октябрьской революции произошли большие изменения. Наряду с тем что открывались школы, библиотеки, велась культурно-просветительская работа, началось искусственное отделение церкви от государства, ущемление прав на вероисповедание, что привело к значительной потере созданной за века и поддерживаемой живой традицией духовности, носителями которой являлись семейские.

Не обошлось и без вмешательства со стороны государственных карательных органов.

Репрессии вырвали из рядов наиболее образованную часть семейских, знающих старославянский язык, соблюдающих религиозные вероисповедания, обряды. К этому периоду относится начало борьбы с православной церковью. Большой урон понесло духовенство.

Средства массовой информации, собрания коллективов, индивидуальные беседы о бдительности способствовали возникновению у каждого человека подозрительности, стремлению выявить врагов в собственном окружении.

Документ, представленный Черных Г.П. свидетельствует о том, что ее дед по материнской линии «Свинкин Андрей Никифорович1884 года рождения, едоков 6, русский, кулак и уставщик (служитель религиозного культа), лишен права голоса за применение наемного труда. Обложен индивидуально. Постановление Райтройки – Свинкина Андрея – выслать.».

Из архивных данных: представляется копия протокола заседания президиума Мухоршибирского райисполкома: «Протокол № 46 от 16 июня 1933г. Заседания президиума Мухоршибирского района.

Присутствовали: Патрушев, Мурзина, Венедиктова, Очиров.

Председатель: Патрушев.Секретарь: Очиров.

« Брылев Евстафий Иванович – сын уставщика, раскулаченного до 1930 г. Облагался твердым заданием индивидуально.

9. Брылева Анна Родионовна и Брылев Самсон Филиппович торговали восковыми свечками, с 1926 по 1929 г. занимались начетничеством, славили Христа.

Отказать в избирательном праве.»

Подобных дел – десятки. К началу 1936 года в селе осталось девять верующих, не боявшихся посещать церковь, они и представляли Церковный Совет малого прихода.

В результате отделения церкви от государства, Церковный Совет обязан был содержать здание на собственные средства и платить государству налог.

Маленькой группе людей это было не под силу, прихожане боялись оказывать помощь, или сами в ней нуждались. Таким образом 21 мая 1937 года было возбуждено ходатайство о закрытии церкви.

Позже здание церкви использовали как склад зерна. В 1971 году церковь перевезли в Этнографический музей народов Забайкалья в Улан-Удэ. Документ из районного архива, свидетельствующий о решении собрания (от 18августа 196? г. сельчан о закрытии церкви.

Из выписки следующего документа можно прочесть, что церковь бездействует и причиняет угрозу в пожарном отношении. Постановили, ходатайствовать перед Аймачным комитетом о передаче церкви.

Первичное ее описание сделал директор Научно-реставрационного производственного участка (НРПУ) Министерства культуры Бур. АССР И.А. Яньков. Однако полная ее музеефикация была закончена в 1977 г. с завершением реставрации внутренних объемов здания и иконостаса. А иконостас открыли для посетителей только в 1998 г. в дни празднования 25-летнего юбилея музея.

Архитектурно-пространственная композиция Никольской церкви является одним из вариантов широко распространенного в Сибири типа. Здание состоит из постепенно нарастающих в ширину объемов в следующей последовательности, начиная от входа: навес-веранда, притвор, трапезная, куб (храм), апсида. Главные части здания, трапезная и куб (храм) построены из 23 венцов, рубленных «в лапу» и отесанных изнутри.

К ним с восточной стороны примыкает алтарная часть — апсида, а с западной — притвор и веранда. Все объемы здания имеют крыши в два ската.

В крыше трапезной и куба (храма) встроено по четверику, над трапезной, переходящей в восьмиугольную (восьмерик) колокольню с прямоугольными проемами звонницы. Колокольня завершается восьмигранным куполом, над которым возвышается луковичная главка и крест. Главный объем церкви исполнен в виде четверика, врезанного в двухскатную крышу, который переходит в крытый восьмерик.

На восьмерике на следующем уже уровне расположен восьмигранный купол с луковичной главкой и крестом.

В срубах трапезной и куба (храма) имеется по три окна со ставнями с южной и северной сторон, три подобных окна прорублены в апсиде. Входная дверь ведет в притвор, затем есть дверь, ведущая в трапезную.

Запасный вход расположен в западной стене куба. В притворе находится лестница, веду­щая на колокольню. Здание обогревается двумя голландскими печами. Церковь стоит на бутовом фундаменте. В храме смонтирован иконостас площадью 46 кв. м для 43 икон.

Церковь стоит на бутовом фундаменте. Массивная двудольная входнаядверь. Две голландских печи. На протяжении веков старообрядцы сохраняют обычаи, нравы и веру своих предков, обособляясь от окружающего населения.

В силу своих религиоз­но-этических и этнических убеждений семейские сохранили в своем образе жизни очень много при­влекательных черт: крепость нравственных устоев, культ семьи и почитание старших, завидное трудо­любие.

Своеобразие культуры этого народа оформи­лось не сразу. Истоки ее лежат в Древней Руси. Не­которые особенности формы материальной культу­ры, в частности специфику животноводства, они заимствовали у бурят.

Чистота жилища у семейских, отмечаемая мно­гими исследователями, тесно взаимосвязана с представлениями о его красоте.

Стены жилища внутри и снаружи, потолок мылись, «скреблись», «шеркались дрясьвой», то есть крупным песком, по нескольку раз в год, в основном при подготовке к большим религиозным праздникам — Троице, Пок­рову. Пол, состоящий из широких добротных плах, «шеркался до белизны» и покрывался сухой травой или песком для сохранения чистоты.

Сегодня в се­мейских избах полы застилаются половиками. Осо­бое место — красный угол, в котором размещались иконы, бережно хранимые и поныне, передаваемые из поколения в поколение.

Также как рукописи и кни­ги, изданные еще до раскола, которые, переселяясь за Байкал, в числе самого необходимого семейские везли с собой. У семейских были и свои мастера-иконописцы или, по-местному «богомазы» (писали иконы старого письма, переписывали книги религи­озного содержания).

Семейские хорошо знали и соблюдали родственные связи. Браки между родственниками были категорически неприемлемы, как говорят, до 8-го колена… Естественный прирост населения у семейских был самым высоким в Забайкалье: женщины рожали от 10 до 24 детей..

Площадь иконостаса 46 м². Места для 43 икон. Иконостас реставрировался художниками из ВХРНЦ им. Грабаря В. В. Корешковым и Ю. Н. Николаевым.

Иконостас в форме пирамиды, разделён на шесть ярусных чинов, безцарских врат. Ярусные чины сверху вниз: 1. Пророческий чин Вседержителя (Отечество) с центральной иконой «Отечество», 2. Пророческий чин Богородицы с центральной иконой «Богоматерь с житием и праздниками», 3. Митрополичий чин с центральной иконой «Митрополиты московские», 4. Апостольский чин с центральной иконой «Сотворение мира», 5. Праздничный чин, 6.Деисусный чин.

В 2008 году в иконостасе было 32 иконы. Подлинных икон 23, остальные подобраны по тематике и размерам. Полностью утрачен Праздничный чин. После реставрации в Никольском была обнаружена подлинная икона «Тайная вечеря» из Праздничного чина. Пустые места закрыты тонированным деревянным полотном. В 1981 году две иконы были похищены.

Один из раритетов музея, иконостас Никольской церкви, был отреставрирован художниками из ВХРНЦ им. Грабаря (Москва) В.В. Корешковым и Ю.Н. Николаевым.

Реставрация икон была организована по инициативе заместителя министра культуры Бур. АССР А.М. Герштейна, положившего немало сил на создание и развитие музея». Она проходила под эгидой НРПУ, главным архитектором его в то время был В.В. Мисюль — куратор данного проекта. Неусыпный контроль за реставрацией иконо­стаса осуществлял директор музея С.Р. Хомосов.

Иконы были в очень плохой сохранности. Это были грязные, закоптелые доски с трещинами и большими кусками утрат, с крокелюрами по всему полю.

Из реставрационных паспортов, написанных В.В. Корешковым, следует, что наиболее распространенными изъянами были: долевые трещины досок, очень сильное многослойное загрязнение всей их поверхности, кусковые выпадения левкаса с красочным слоем, потертости красочного слоя, сусального золота и серебра, коробление и др.

Реставраторам пришлось произвести склейку трещин досок, укрепление их, заделку трещин и утрат левкасом, раскрытие красочного слоя от загрязнения, укрепление красочного слоя с левкасом, обработку левкаса под тонировку, тонировку красочного слоя, восстановление утраченного рисунка и др.

Время показало, что работа была выполнена высокопрофессионально. Уже четверть века иконы находятся в хорошем состоянии. Реставраторы зафиксировали состояние памятников до, во время и после реставрации. Эта документация является важным источником по изучению истории музеефикации данного памятника.

Согласно авторскому эскизу композиционного размещения икон в иконостасе Никольской церкви, выполненному В.В. Корешковым, иконостас представляет собой усеченную кверху пирамиду, разделенную на шесть ярусных чинов с 43 иконами, без царских врат.

У иконостаса следующее чиновое деление, следуя сверху вниз: Пророческий чин Вседержителя (Отечество) с центральной иконой «Отечество»; Пророческий чин Богородицы с центральной иконой «Богоматерь с житием и праздниками»; Митрополичий чин с центральной иконой «Митрополиты московские»; Апостольский чин с центральной иконой «Сотворение мира»; Праздничный чин; Деисусный чин.

В настоящее время иконостас заполнен: 1) подлинными иконами, их 23; 2) подобранными по тематике и принципу подхода икон в гнезда иконостаса по их размерам, их 9.

Последние расположены в Праздничном чине, полностью утраченном. 11 гнезд иконостаса в 1977 г. оставались незаполненными, их закрыли тонированным деревянным полотном.

Художники оставили список икон, требующих поиска. Это икона «Три пророка» с конфигурацией доски арочного типа размером 71x114. На ней должны быть изображены три фигуры в полный рост, развернутые справа налево.

Четыре иконы «Митрополиты», на которых изображены по две фигуры в полный рост, форма доски прямоугольная, размер 71x79. Также следует искать икону «Благовещение», двухчастную, арочной формы, размером 71x178. Утрачена икона «Успение Богородицы», двухчастная, арочной формы, размером 71x178.

По мнению художников, полностью утраченный Праздничный чин должен иметь следующий композиционный порядок расположения икон: 1) «Рождество Богородицы» (88x88); 2) «Введение во храм» (71x88); 3) «Благовещение» (71x88); 4) «Рождество Христово» (71x88); 5) «Сретение» (71x88); 6) «Крещение» (71x88); 7) «Тайная вечеря» (71x124); 8) «Вход в Иерусалим» (71x88); 9) «Преображение» (71x88); 10) «Вознесение» (71x88); 11) «Троица» (71x88); 12) «Воздвижение Святого креста»; 13) «Успение Богородицы» (88x88).

Позже, после реставрации икон во время командировки в с. Никольское С.Г. Жамбалова разыскала икону «Тайная вечеря» из этого иконостаса и привезла ее в музей. Теперь она установлена вместо одной из двух украденных в 1981 г.

После завершения реставрации открытая часть помещения Никольской церкви используется как выставочное помещение, а само здание демонстрируется как памятник деревянного зодчества Забайкалья.

Автор: Варфоломеева З.К.

Обсудить статью на форуме
1105
Нашли ошибку?
Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить! Выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и как можно скорее ее исправим.