Религиозная организация
Русская Древлеправославная Церковь

Новопрославленные святые (часть 3)

Новопрославленные святые (часть 3)
Святой священномученик Никифор Кантакузин (примерно 1540 – 1599 г.) 
 
 

Святой Никифор родился в Константинополе, в состоятельной греческой семье в 1540-х годах. Образование он получил в Падуе, где после преподавал греческий язык. Решив послужить Православной Церкви, Никифор принял сан диакона и стал служить в православном соборе святого Марка в Венеции, где пробыл семь лет, занимая должность проповедника. 
В начале 1580-х годов, он отправился в оккупированный турками Константинополь и вскоре начинает занимать видное положение в Константинопольской Патриархии. Нигде в известных документах не говорится о том, был ли Никифор монахом. Однако известный нам путь его жизни позволяет утверждать, что своей семьи у него не было - вероятно он был монах или целибат. С самого начала своей деятельности в Константинополе Никифор проявил необычную энергию в защите учения и традиций Православия. Так, отправившись в Валахию, в город Яссы, за сбором средств в патриаршую казну приводит его к необходимости выступить за сохранение старого календаря и против уже тогда насаждаемой унии с латинянами. Узнав ревность в Вере диакона Никифора, его приглашает в свои владения православный западнорусский князь Константин Острожский, где он стал преподавателем в Церковной княжеской школе. 
Вернувшись в Константинополь, Никифор назначается местоблюстителем Патриаршего Престола, что является уникальным случаем в истории Церкви, когда простой диакон целых три года управлял Вселенской Церковью. Затем он по грамотам двух Патриархов Цареградского и Александрийского становится экзархом для православных жителей Валахии и Западной Руси. В это время латинянами при поддержке местных магнатов, предателей Православия, готовилась уния с Римскими еретиками, и на борьбу с унией экзарх Никифор направил все свои знания и силы. 
Латиняне осознав опасность исходившую от сего православного экзарха – проповедника бросили все силы, что бы нейтрализовать его влияние на православный народ. По неправедному доносу он был арестован и провел полгода в польской тюрьме. Тогда Никифор бежал из заключения, но вместо возвращения в безопасность в Константинополь, он углубился в польские земли с целью выполнить свой долг по защите Православия от унии. Прибытие Никифора в Брест на Собор, куда он явился под покровительством князя Константина Острожского, имело решающее значение для дальнейшего развития событий. Архидиакон Никифор с его громадным опытом и умом сумел организовать православных и провести заседания православной стороны так, что решения Православного Собора получили законную силу, а униаты были осуждены. Сразу после Собора начались гонения на православных, но и в этих условиях Никифор продолжал вести себя независимо и бесстрашно. Вскоре Никифор был обвинен в шпионаже в пользу Турции. Обвиняли Никифора не только в шпионаже, но и в других преступлениях, обеспечивающих ему смертную казнь: чернокнижие, убийство, прелюбодеяние с матерью султана, враждебные Польше действия в Молдавии. Все эти обвинения не имели под собой никакой почвы, а лишь изобличали ненависть к Никифору со стороны организаторов унии. Никифор держался независимо и решительно отвел все обвинения. Суд закончился полным провалом обвинителей, однако архидиакон Никифор на свободу выпущен не был.
Через два года после процесса Патриарший Экзарх Никифор умер в заключении от голода. Смерть Никифора тщательно скрывалась латинянами, но остались документы, обличающие римо-католиков в сем гнусном антихристианском злодеянии. 
Ныне же вопрос об общецерковном прославлении Православного священномученика архидиакона Никифора Кантакузина и об установлении ему дня памяти, выносится на суждение Освященного Собора. 

Святой равноапостольный Улеб (Олаф), король и просветитель Урманев (норвежцев) (995 - 1030).
 
 

Олаф II Харальдссон, король и просветитель Норвегии, мученик. 
В 1009-1011 годах и в 1013 году сражался в Англии – вначале с англо-саксами, а затем с датчанами.
В эти годы он принял крещение - по одним данным это случилось в 1013 в Руане, по другим - в Новгороде или Киеве. В скандинавских сагах имеются сведения о пребывании малолетнего Олафа в Новгороде. В своих походах он побывал также в Нормандии, Испании и Святой Земле.
В 1016 году Олаф вернулся в Норвегию и при Несьяре нанес поражение ярлу Свену, фактическому правителю Норвегии. Олаф сделался королём и установил мирные отношения со Швецией и Данией, объединив под своей властью всю Норвегию. Король преобразовал управление страной. Самым важным его делом было распространение в своём королевстве Христианства. Основанная при нём первая православная церковь Норвегии в Нидарусе (ныне Тронхейм) была освящена во имя святого Климента, папы Римского. Так как этот святитель особо почитался на Руси, можно предполагать что именно оттуда король Олаф научился чтить святого Климента. Олафа отличало так же и личное благочестие.
Так пишут исследователи его жизни: «Олав обладал несгибаемой волей, смелостью, в бою против превосходящего противника – решимостью, которую только смерть смогла остановить, он был выносливым воином, выдающимся военачальником, политическим гением, какие встречаются крайне редко; одним из величайших людей, рождённых Норвегией».
В 1024 году на тинге в Мостере, после нескольких лет миссионерских трудов христианство объявляется единственной дозволенной религией. Норвегия становится христианской страной. Более 12 лет Олав Харальдссон трудился, проповедуя Святое Евангелие.
Помимо введения христианского закона и запрета языческих обычаев св. Олав проявил себя как выдающийся храмоздатель, неутомимый проповедник. Ближайшим помощником св. Олава в деле просвещения Норвегии был английский епископ Гримкель.
Всего за 13 лет мирного правления святому Олаву удалось фактически объединить Норвегию в единое государство. Им была создана единая система государственного управления.
Христианство становится единственной официально дозволенной религией в стране, а христианская церковь приобретает необходимое для её развития организационное устройство с законодательной базой, обеспечивающей материальную поддержку епископов и клира.
В стране была объявлена беспощадная война с различными нарушителями закона, прежде всего, ворами, грабителями и разбойниками.
Именно святому конунгу Олаву II Харальдссону Европа во многом обязана прекращением опустошительных набегов, которые викинги совершали в течение нескольких столетий. «Решительно боролась королевская власть с викингами. Объявив викингов вне закона, Олав Харальдссон покончил тем самым с давним обычаем, когда сыновья хёвдингов уходили в морские походы в погоне за славой и богатством. К нарушителям закона и правопорядка применялись суровые наказания: грабителям и разбойникам отрубали головы, ворам – руки и ноги».
Однако предательство местной языческой знати привело к тому, что Олав оставил Норвегию и вместе с малолетним сыном Магнусом прибыл ко двору Ярослава Мудрого и благоверной княгини Ирины в 1029 году в Новгород Великий. Олав был очень тепло принят великим князем и княгиней, с которой его связывала большая дружба.
Ярослав и Ирина, — сын и дочь христианских просветителей Руси и Швеции, — радушно приняли терпящего бедствие в результате языческой реакции короля – просветителя Норвегии. Они отговорили его от скорого возвращения с горсткой сторонников в Норвегию.
В Новгороде Олав пробыл около года, после этого он отправился в Норвегию, оставив своего сына Магнуса на воспитание княгини Ирины.
Понятно, что просто так вернуться в Норвегию было невозможно, просто так языческая знать не уступит. Нужно было сражаться.
Знаменитая и последняя битва произошла 29 июля (по другим источникам 31 августа) 1030 года в местечке Стиклестад, недалеко от Трондхейма. Войско Олава перед последней битвой насчитывало около 3600 человек. Войско «бондов» превосходило численно войско святого Олава почти в два раза.
Поразительно насколько в этот последний период жизни святой Олав старается соответствовать евангельскому духу. Так, Снорри Стурлусон повествует: «Рано утром армия Олава исповедовалась и причастилась. Говорят, что в это время конунг дал определённую сумму денег для того, чтобы после битвы возносились молитвы за его врагов, павших в битве». Конунг убеждён в правоте своего дела и говорит: «Что касается тех, кто будет с нами и погибнет в этом бою, то мы все и так будем спасены». Далее святой Олав проводит почти всю ночь в молитве.
За несколько часов до битвы, в ожидании войска бондов, Олав задремал и видел сон, который предвещал ему скорую кончину: он восходил на небо по лестнице и дошёл до последней ступени.
С наступлением дня началась битва. Войско св. Олава занимало лучшую позицию, но, из-за значительного превосходства в силе, войско противника отбило первоначальную атаку и успешно перешло в наступление. Около полудня св. Олав, сражаясь с численно превосходящим противником, был несколько раз ранен, но продолжал сражаться и молиться за своих врагов. Торир Собака нанёс св. Олаву смертельную рану. После гибели святого Олава остатки его войска не могли более сопротивляться и были вынуждены спасаться бегством. Св. Олав проиграл своё последнее сражение. Его тело было тайно погребено.
Прошёл ровно год, и тело погибшего конунга чудесным образом было найдено нетленным. После обретения тела святого Олава стали совершаться чудеса. Явные чудеса стали причиной того, что его бывшие враги раскаялись и признали Олава святым. 3 августа 1031 года епископ Гримкель с согласия всего народа провозгласил конунга Олава святым. Причём, главный убийца святого, – Торир Собака, – получил исцеление от св. Олава ещё во время битвы.
Снорри Стурлусон говорит о том, что Торир Собака, нанёсший смертельную рану святому Олаву, первым столкнулся с началом необычных событий, последовавших за смертью конунга: «Торир Собака пошёл к телу Олава конунга и убрал его, как полагается. Он положил тело конунга на землю, распрямил его и накрыл. Он говорил потом, что, когда он вытирал кровь с лица конунга, оно было прекрасно, и на щеках его играл румянец, как у спящего, но только ярче, чем при жизни. Кровь конунга попала на кисть Торира, на то место, где у него была рана, и ему не понадобилось её перевязывать, так быстро она зажила. Торир сам рассказывал об этом чуде, когда святость Олава конунга стала явной для всех. Торир был первым из знатных людей в войске врагов конунга, кто признал святость конунга».
Тело святого Олава было положено в соборе свт. Климента Римского в Трондхейме, который стал местом многочисленного паломничества в XI-XV вв. О чудесах, происходивших у гроба святого Олава: небесном звоне колоколов, «бесчисленном множестве людей, излечившихся благодаря первым чудесам», говорится в песнях и стихах, которые слагались в Норвегии.
Всего в разных источниках, повествующих о жизни святого Олава, исследователями насчитывается 66 чудес и чудесных событий. 
Перечислим некоторые из этих чудес:
  • Исцеление женщины больной эпилепсией.
  • Прекращение пожара в Новгороде.
  • Обращение человека грешного, его раскаяние и исцеление в дни празднования святого Олава в Нидаросе.
  • Чудесное нахождение заблудившегося мальчика.
  • Три исцеления в Нидаросе.
  • Исцеление девочки, ослепшей в детстве из-за несчастного случая.
  • Исцеление торговца, сломавшего ногу.
  • Спасение корабля во время шторма.
  • Чудесная помощь двум мальчикам, оказавшимся в беде на реке.
  • Исцеление немого человека.
  • Исцеление сына крестьянина из Тронхейма во время праздника святого Олава.
  • Чудесное спасения крестьянина и его имущества во время пожара в Согне.
  • Исцеление парализованного глухонемого человека.
  • Исцеление слепой женщины.
  • Спасение рыбаков, оказавшихся в беде из-за непогоды.
  • Чудесная помощь нуждающемуся крестьянину, который жертвует в знак этого быка на церковь в Тронхейме.
  • Исцеление сгорбленной в течение семи лет женщины.
Прославление в лике святых состоялось в Норвегии 3 августа 1031 года. Олав II Харальдссон был признан святым Вселенской Церковью ввиду множества совершавшихся на его гробе чудес и исцелений, и ввиду очевидного нетления его мощей. В течение многих лет мощи Святого Олава почивали в открытом гробе, причем волосы и ногти продолжали расти так, что их постоянно приходилось подстригать. В последний раз это сделал норвежский король Харальд Суровый перед походом в Англию. После этого он повелел замуровать гроб Олава Святого и более не открывать его. 
Святой Олав является последним по времени святым Неразделенной Церкви, почитаемым, также, и на Христианском Востоке, как святой благоверный король Олаф II Харальдссон, просветитель Норвегии.
В России во имя святого Олава были освящены храмы в Новгороде (где он жил) и Старой Ладоге, где он гостил проездом.
Западные исследователи так оценивают значение Олава Харальдссона для Скандинавии: «Святой Олав стал святым покровителем Скандинавии, святым покровителем епископов и аббатов, торговцев и солдат, святым покровителем Ганзейских купцов… мы должны также признать, что он был самым великим святым Скандинавии, — как в самой Норвегии, так и за её пределами».
В одной из главных святынь христианства, храме Рождества Христова в Вифлееме, сохранилась фреска, изображающая святого Олава, с надписью на латыни: Святой Олав, король Норвегии. Её создание следует отнести к середине XII века.
В Голландии в Амстердаме был построен храм святому Олаву, позднее запечатлённый Рембрандтом на одной из картин. Этот храм сохранился и сейчас, но используется как зал собраний.
Часть мощей святого Олава хранилась в знаменитом монастыре святого Виктора в Париже.
Наконец, церковь в честь святого Олава была воздвигнута и в сердце православного мира – Константинополе.

596
Нашли ошибку?
Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить! Выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и как можно скорее ее исправим.