История древлеправославного Прихода

История древлеправославного Прихода

Древлеправославный Приход в Иркутске, как юридическое лицо был зарегистрирован в мае 2008 года. Но и ранее, со времен основания города, тут проживали христиане, приверженцы дораскольного благочестия, чада Древлеправославной Церкви.

Конечно, исторически, в городе Иркутске, не было такого значительного числа древлеправославных христиан как в Забайкалье. Так сложились обстоятельства, что Иркутская земля была лишь одним из этапов на пути переселения, вольного или невольного, приверженцев старой веры дальше на Восток. Еще до официального основания Иркутского острога, мимо Ангарских заимок и зимовий будущего Иркутска, держал свой путь в Даурию исповедник и мученик протопоп Аввакум.
После основания города Иркутска (1661 г.) его население составили служивые люди, к которым, вскоре присоединился и вольный люд: ремесленники, охотники, торговцы. Можно с полной уверенностью говорить, что на первых порах, за дальностью расстояний от Москвы, все население старого Иркутска придерживалось Древлеправославного исповедания веры.


Рисунок Иркутского острога

Ввиду крайне выгодного геополитического расположения Иркутска он вскоре стал центром воеводства и столицей всей Байкальской земли. Центральные власти наделили новый город большими государственно-административными и церковными функциями, для этого в Иркутск были отправлены царские чиновники и новообрядное духовенство, которые были активными насадителями новин — светских и церковных.
История не донесла до нас сведений, как произошел переход старожильческого населения Прибайкалья на служение по новым церковным Чинам. Очень вероятно, что некоторая часть христиан Иркутска продолжали исповедовать древлеправославие, но уже без явного оказания своей веры.
К началу 18 века Иркутск, стал одним из значимых в административном и духовном плане городов Российской Империи, придерживаясь общей репрессивной политики государства о преследовании ревнителей старой веры.
На начальных порах христиане, исповедующие себя древлеправославными, оказывались в Прибайкалье как ссыльные, либо как странники. Новообрядные духовные власти выискивали и старались уничтожить очаги старой веры. Показательна в этом отношении ситуация в селе Оёк под Иркутском, сложившаяся в 30-е гг. 18 в.
В это время здесь образовалась небольшая древлеправославная община. Известно о ней стало при следующих обстоятельствах. В 1733 г. умер житель Оёка, крестьянин Иван Краснояр. Как выяснилось, он не посещал ни исповеди, ни причастия в новообрядческой Церкви. Перед смертью, под влиянием близких, он согласился пригласить новообрядного священника, исповедался, сообщив о приверженности к старой вере, но причастие из его рук принимать отказался.
В ходе дальнейшего расследования выяснилось, что наставником Оёкской древлеправославной общины являлся «чернец Алексей Никитин». Узнав об этом, иркутский епископ Иннокентий II (Нерунович), который родом был из малороссов (Источник.) приказал доставить чернеца-наставника для разбирательства дела в Иркутск. На следствии, которое епископ проводил лично в 1735 г., Алексей Никитин не отрицал своих убеждений и приверженности к старой вере. Видя стойкость наставника в древлеправославии и тщетность своих убеждений, иркутский епископ приказал навечно заключить его в монастырскую тюрьму.
После этого случая каждому священнику Иркутской епархии вменялось в обязанность проводить розыск сторонников старой веры: «А священников допросить по священству в правду с подтверждением неведали ли они где в своих приходех тайных или явных раскольников церкви православной противных и не таят ли оные и взять с них сказки и привесть в архиерейский приказ».
В 1737 г. епископу поступило донесение, что в Иркутске выявился поселенец Михайло Корела, который в городе «рассеивал раскольническое лжеучение». Дальнейшая судьба поселенца – проповедника неизвестна.
В 1741г. в Иркутске появился торговец Иван Васильев Дубовский, который открыто, заявил себя приверженцем старой веры. При себе он имел грамоту, в которой говорилось: «Генваря в 26 день нынешняго 720 года хамовной слободы города Москвы Иван Васильев сын Дубовский в доношении своем написал, чтоб ево Ивана и жену ево и с пасынком Василием Харитоновым и с женою ево Марьею от исповеди уволить и быть в староверстве, и взять бы на них положенный оклад вдвое. И по указу Великого государя Петра Алексеевича, упомянутого Дубовского с помянутыми домовыми ево приходскому священнику к исповеди не принуждать, а призывать волею». Этот случай стал первым открытым появлением древлеправославных христиан в Иркутске, с которым церковные власти вынуждены были смириться.
Положение сторонников старой веры коренным образом изменилось после переселения «семейских» в Сибирь.

В 1735 г. царское правительство направило в Ветку войска под командованием полковника Я.Г. Сытина, с целью вывести русских людей, которые ранее, в 17 веке, укрылись от преследований властей на территории Польши и там уничтожить очаг старой веры. К этому времени численность древлеправославных ветковских общин составляла около 100 тыс. человек. Основной удар власти планировали нанести по древлеправославному духовенству, надеясь обезглавить движение и устрашить самих староверов. Ветковские слободы с храмами и монастырями были сожжены и разорены.

Выведенных древлеправославных христиан было решено направить в Сибирь. В том же 1735г. первая партия выведенных древлеправославных христиан прибыла в Иркутск. Это были насельники Ветковских монастырей, всего 20 человек: 12 монахинь и 8 монахов. В Иркутске их поместили в Вознесенский мужской и Знаменский женский монастыри. В 1736г. в город направили вторую партию: 30 монахинь и 9 монахов, которых также разместили в иркутских монастырях. В 1737г. в Иркутск прибыла еще одна партия лиц, выведенных из Ветки. За период с 1735 по 1737гг. в Иркутскую епархию оказалось сослано 60 древлеправославных чернецов, вполне вероятно, что среди них были и «черные попы». Им запрещалось распространять свою веру и предписывалось находиться «в монастырских трудах и молитвах».
В 1756г. царская администрация приняла решение изменить места поселения старообрядцев еще дальше на восток Империи.
Из районов Западной Сибири в Забайкалье была направлена партия староверов в сопровождении полковника Ивана Иванова. В декабре 1756г. они прибыли в Иркутск, а в начале 1757г. их переправили на Нерчинские заводы.
Массовый же вывод старообрядцев из Стародубья и Ветки начался в 1763-1764гг., где, по данным правительства, вновь организовалось «14 раскольничьих слобод», объединявших более 40 тыс. человек. Екатерина II направила в Польшу войска под командованием генерал-майора Маслова, предоставив ему полномочия по организации вывода старообрядческого населения в Россию.
Районами их нового поселения власти определили Алтай, и Восточную Сибирь. Целью такого переселения, по мысли правительства, должно было стать освоение Сибирских земель с развитием хлебопашества и ремесел.
Активное водворение старообрядцев происходило в 1765-1768гг. В эти годы только в Иркутск с дальнейшей переправкой в Забайкалье прибыло 14 партий. Как пример о количестве выселяемых можно привести одну из первых партий ветковцев предназначенных для поселения в Тарбагайской волости Забайкалья, в ней числилось 237 мужчин и 240 женщин.
Все партии ссыльных староверов, исходя из погодных условий на Байкале, какое- то время, вплоть до года, определялись на жительство в Иркутске и его окрестностях.
Всего, по данным ревизских сказок, через Иркутск и окрестности прошло около пяти тысяч древлеправославных христиан выведенных с Ветки, которых в дальнейшем стали называть «семейскими», так как в ссылку они шли целыми семьями. Надо отметить, что такое невольное переселение в Сибирь являлось величайшей трагедией для людей. Тяготы дороги, в суровом сибирском климате выносили далеко не все.
Уже в Забайкалье, на месте своего расселения, семейские составили две отличающиеся друг от друга региональные группы — селенгинскую и чикойскую.
Хотя в самом Иркутске семейские размещены не были, все же и в административном и хозяйственном плане семейские с той поры оставляли значительный след в столице Восточной Сибири. Но кроме семейских в Иркутске и его окрестностях присутствовали и другие старообрядцы, как «тайные» так и явные из местных жителей либо из переселенцев не «ветковского корени».
Надо сказать, что гражданские власти в Сибири, в отличии от церковных, гораздо более благожелательно относились к древлеправославным христианам. Но в правлении императора Николая I давление на приверженцев «старой веры» значительно усилилось, делались попытки склонить ревнителей старой веры в так называемое «единоверие», но особых успехов новообрядное власти не достигли. Наоборот, известны случаи, когда условные новообрядцы исповедовали себя древлеправославными, принимали крещение по старому Чину и буряты.
Много досад староверам причинил иркутский епископ Нил (Исакович), (Источник), который был родом из белорусских земель, он всячески побуждал гражданские власти Иркутской губернии усилить давление на староверов. Но древлеправославные христиане держались стойко, вплоть до физического отпора официальным властям, которые пытались воспрепятствовать древлеправославным христианам исповедовать «старую веру». Происходили волнения и фактические восстания древлеправославного люда: из-за закрытия часовен и молелен, за снятие крестов с куполов часовен, и за «беглых попов», которые окормляли семейских. Усмирять волнения был вынужден сам Иркутский генерал-губернатор Муравьев-Амурский.
История сохранила нам сведенья о священнике из Калуги (о. Петре Шестакове), который присоединился к «беглопоповству» и окормлял семейских в Забайкалье. Священник был выявлен, отбит у древлеправославных христиан, которые стеной встали на его защиту, и под воинским конвоем переправлен в Иркутск, в дальнейшем его водворили на ссыльное надзорное поселение в одно из сел под Иркутском.
В Иркутской губернии были представлены практически все течения староверия. Но самым массовым была «беглопоповщина». У семейских «беглопововщина» была в виде «лужковского» («лукьяновского») корня. Были и безпоповцы: «федосеевцы», «спасовцы», «самокрещены», в дальнейшем у безпоповцев появились «поморцы», а у поповцев — «часовенные», «беловодцы» и «австрийцы». Но все же основная часть древлеправославных христиан в регионе считала себя Церковью Христовой, приемлющей священство приходящей от Греко-Российской Церкви.
В конце 19 века — начале 20 в Восточную Сибирь резко увеличился приток поселенцев с целью строительства Транссиба и Кругобайкальской железной дороги, но основную массу составляли переселенцы-хлебопашцы из центральных регионов России. Значительную часть приезжих составляли старообрядцы разных толков и согласий, некоторые из них оставались в Иркутске на постоянное жительство. После 1905 года произошла значительная либерализация законодательства, благодаря этому староверы могли официально открывать свои храмы и часовни. В Иркутске, таким образом, официально легализовались общины «поморцев», «австрийцев» («белокриницких») и «федосеевцев». Примечательно, что «белокриницкая» Иркутская община образовалась из некоторой части безпопоповцев, поморского согласия. История не сохранила нам сведений, где в Иркутске совершали служения по дораскольному Чину наши чада, древлеправославные христиане приемлющие священство от Греко-Российской Церкви, но то, что такие служения были, это, вне всякого сомнения, так как в количественном отношении «беглопоповцев» было гораздо больше, чем староверов других толков. Об этом же свидетельствуют и синодальные миссионеры, так новообрядческий священник Иоанн Рябов отмечает в своем исследовании: «большинство Забайкальских раскольников — беглопоповщинскаго толка; остальное меньшинство, около двух тысяч, безпоповщинскаго толка («Предварительные сведения о происхождении Сибирского раскола и сект 1888 г.») Источник.
Последовавшие за тем кровавые времена, с установлением на многие десятилетия богоборческого режима, достоверных сведений о наших чадах в Иркутске не сохранили.
В Забайкалье практически все древлеправославные храмы и часовни были порушены, либо переоборудованы безбожниками под хозяйственные нужды. В Иркутске та же участь постигла и «белокриницкую» Покровскую церковь и молельные дома «федосеевцев» и «поморцев».
В 1923 году Церковь Христова, после многих десятилетий вдовства восстановила трехчинную иерархию, но ужесточавшийся с каждым годом большевицкий режим не позволял официально легализовать деятельность Древлеправославной Церкви в Иркутске. Нам на сегодняшний день неизвестны древлеправославные священники, которые окормляли христиан Иркутска в суровые 30-40 годы 20 века. С 50-х годов, таким священником стал о. Петр (Симонов), который служил в единственном не разоренном безбожниками Покровском древлеправославном храме в селе Новый Заган. Такое положение сохранялось до начала 60-х годов, пока не начался новый виток «борьбы с религией в СССР». Сначала власти закрыли храм, вскоре преставился и о. Петр. Древлеправославные христиане, в огромном регионе остались без священнического окормления, но до сих пор живы наши христиане и в Иркутске и в Забайкалье, которых отец Петр крестил, венчал и причащал.
Церковная жизнь в Восточной Сибири стала возрождаться с начала 90-х годов 20 века с изменением государственного строя в России. В первую очередь возродились древлеправославные общины в Республике Бурятия- в г.Улан-Удэ, в селах: Новом Загане, Бичуре, Куйтуне, Тарбагатае, Большом Куналее, Хасурте.
В Иркутске возрождение древлеправославия началось уже в новом веке, в середине двухтысячных годов.
Сбор разрозненных чад Церкви начинался с хождением по адресам подписчиков древлеправославного издательства Архиепископии.
В мае 2007 года состоялся первый архиерейский визит в город Иркутск епископа Сибирского владыки Сергия (Попкова). Владыка встретился с христианами и дал интервью областной газете, рассказав о Русской Древлеправославной Церкви и предстоящем мероприятии «Путь Аввакума», которое вскоре состоялось в Республике Бурятия.
В ходе визита было решено официально зарегистрировать древлеправославный Приход в городе Иркутске. По старой православной традиции день, когда было принято такое решение, решено было сделать и Престольным днем будущего Иркутского древлеправославного храма и официально зарегистрировать Приход во имя прилучившегося святого. Знаменательно, но тот день Церковь чествовала великого русского святого — Преподобного Феодосия Печерского.
Прошел год и древлеправославный Приход в честь Преподобного Феодосия Печерского был зарегистрирован (в мае 2008 г.).
Первоначально костяком Прихода явились христиане из разных регионов России и бывших Республик СССР: Казахстана, Алтая, Урала, Поволжья, но естественно, что большинство составили семейские Забайкалья. Такое же соотношение сохраняется и поныне, то есть можно сказать, что в основном наши христиане, проживающие ныне в Иркутске, выходцы из Забайкалья и в основном из Бичурского района Республики Бурятия.
Перед нарождающейся общиной встал вопрос, где совершать богослужения, как получить землю в городе под строительство храма. Но, как и в любом крупном городе России, проблема это была наисложнейшая.
С течением времени нашлись некоторые приличествующие помещения, где прихожане начинали собираться для совместных молитв, параллельно с тем Приходской Совет прилагал максимальные усилия, что бы получить от городских властей землю под строительство древлеправославного храма.

В молельне у христиан

Получив десятки отказов под различными предлогами, такой участок, с Божией Помощью, был, наконец поставлен в Генплан города Иркутска. Но, по прошествии нескольких лет фактического выделения участка Приходу так и не произошло. Постоянно у чиновников городской администрации находятся некоторые объективные и субъективные обстоятельства по ведомственному согласованию на выделяемый участок, когда вопрос откладывается на месяцы и годы. Работа продолжается, с упованием на Господа, надеемся, что данный участок под храмовое строительство, наконец-то начнет осваиваться древлеправославными христианами города Иркутска.


Чаемый храмовый участок на Генплане города Иркутска, в мкр. Университетский


Эскизный проект древлеправославного храма, архитектор, чадо РДЦ

Несмотря на все трудности роста древлеправославной общины правящий епископ владыко Сергий всегда поддерживал своих Иркутских чад. Не беря во внимание дальность расстояния (более 450 километров пути), он по первому зову приезжал в Иркутск для совершения треб: крестил, присоединял к Церкви, исповедовал, причащал.


С христианами на квартире в Иркутске

В ходе выхаживания земельного участка под храмовое строительство в Иркутске, неожиданно для Приходского Совета, но по Воле Господа, был выделен участок под древлеправославную церковь в соседнем Шелеховском районе, в древнем сибирском селе Моты. И древлеправославные христиане Иркутска и Шелеховского района начали его освоение. По благословлению владыки Сергия в селе Моты будет подворье Сибирской Митрополии с древлеправославным храмом в честь святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софьи. Впрочем, это уже другая история, которая будет, Бог даст, изложена отдельно, в особом историческом очерке.


Вывеска на участке подворья в селе Моты

А по молитвам христиан и с помощью благодетелей Иркутский древлеправославный Приход в сентябре 2014 года обрел, по Милости Божией, постоянное место для соборной молитвы. Частный дом с относительно большим земельным участком (20 соток) расположен в городской черте города Иркутска. После детального ознакомления с домом и участком, по благословлению владыки Сергия, было принято решение оборудовать домовой древлеправославный храм.
Надо сказать, что сие место с богатой историей, это территория бывшего старинного села Мельниково (дата основания 1672 г.), ныне вошедшее в городскую черту, где располагалась «Государева мельница» обеспечивающая мукой всю окрестность и Забайкальские остроги. Сохранилась даже почтовые карточки конца 19 века, и начала 20 века, где данная местность обозначена. Можно, с большой степенью вероятности говорить, что мука, выработанная на Кайской мельнице, распределялась на пропитание и нашим духовным предкам – семейским, когда они проживали в окрестностях Иркутска в ожидании дальнейшего пути в Забайкалье.

Домовой храм было решено посвятить Богородичному празднику — Положения честной Ризы Богородицы иже в Лахерне 2 (15) Июля.

Сие решение было продиктовано несколькими обстоятельствами: во-первых, такого посвящения нет у ныне действующих Древлеправославных храмов, во-вторых, исторически именно этот день почитается как начальный для Русской Церкви, в-третьих, по некоторым свидетельствам, первый храм в Печерском Киевском монастыре, где игуменствовал Преподобный Феодосий Печерский был посвящен именно этому празднику Богородицы. Учитывалось и еще-то обстоятельство, что Престольный Праздник был бы довольно «удобен» в служебном плане, Престол после поста святых апостол, и праздника святых апостол Петра и Павла.

Примерно за полгода в будущем храме был произведен капитальный ремонт: переделано отопление, настелен новый пол, оштукатурены и покрашены стены, заменена вся электрика. Затем было выгорожено место под алтарь. Пока особого внешнего оказательства в виде маковки с Крестом у домового храма нет, это дело ближайшего будущего.


Древлеправославный храм на карте Иркутска

Но внутренне убранство домовой церкви уже и на сегодняшний день соответствует древлеправославному храму. Пока еще храм не освящен, и в иконостасе нет икон, и еще не отслужена ни одна литургия по старому Чину, но Воскресные службы и службы большим праздникам уже идут регулярно.


Нынешнее убранство домового храма

Таким образом, Древлеправославный домовой храм в честь Положения ризы Богородицы иже в Лахерне является первым действующим храмом Русской Древлеправославной Церкви на территории Иркутской области. Бог даст, именно этот храм станет своеобразной колыбелью возрождения древлеправославия в Приангарье. Планов и надежд много. Обустраивается епархиальное Подворье в селе Моты, вскоре ждем окончательное решение по участку в мкр. Университетский, который оформляется долгих семь лет, есть и мысли по строительству отдельного, архитектурно выразительного, храма по адресу Медведева,1, благо земельный участок к этому располагает. Кроме того древлеправославные христиане проживают и в других районах огромной Иркутской области. И не только в соседнем крупном городе Ангарске, но и в более отдаленных городах области: Братске, Усть-Илимске, Тулуне, Тайшете, Зиме, Саянске.

Слава Богу за все!

_______________________________________________________________________________________________________Реквизиты:

ПРИХОД В ЧЕСТЬ ПРЕПОДОБНОГО ФЕОДОСИЯ ПЕЧЕРСКОГО

МЕСТНАЯ ДРЕВЛЕПРАВОСЛАВНАЯ РЕЛИГИОЗНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ПРИХОД В ЧЕСТЬ ПРЕПОДОБНОГО ФЕОДОСИЯ ПЕЧЕРСКОГО Г. ИРКУТСКА РУССКОЙ ДРЕВЛЕПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ (ДРЕВЛЕПРАВОСЛАВНОЙ АРХИЕПИСКОПИИ НОВОЗЫБКОВСКОЙ, МОСКОВСКОЙ И ВСЕЯ РУСИ)
ОГРН: 1083800001394
ИНН: 3812104707
КПП: 381201001
ОКПО: 87037204
ОКАТО: 25401380000
Банковские реквизиты Прихода:
Банк «АТБ» (ПАО) в г.Улан-Удэ
р\с –№ 40703810734160000001
к\с — № 30101810700000000744
БИК – 048142744; ИНН – 2801023444; КПП — 032631001