Религиозная организация
Русская Древлеправославная Церковь

Доклад священнодиакона Виктора Кузнецова на Международной старообрядческой конференции

Доклад священнодиакона Виктора Кузнецова на Международной старообрядческой конференции

В настоящем докладе будет обозначена позиция Русской Древлеправославной Церкви относительно идеи создания обще-старообрядческой общественной организации и деятельности Рабочей группы.

С начала подготовки к Круглому столу «Актуальные проблемы старообрядчества», который проходил в марте 2016 года, и по сегодняшний день не раз говорилось об историческом значении, как самого Круглого стола, так и настоящей конференции.

Подготовкой к Круглому столу и сегодняшней конференции занималась Рабочая группа, в которую вошли, частью официальные, частью инициативные, представители трёх крупнейших в России и мире старообрядческих конфессий.

Предполагается, что функционирование рабочей группы и настоящая конференция закроют зияющую пропасть, прежде всего, в вопросе о сотрудничестве наших конфессий.

Насколько мне помнится, ни один из поднятых за Круглым столом вопросов так не обсуждался до сегодняшнего дня, как вопрос, поднятый отцом Андреем Марченко в его докладе об исторических прецедентах сотрудничества наших согласий и вопрос создания некоего общественного объединения, которое бы объединило наши согласия.

За Круглым столом была озвучена однозначная позиция нашей Церкви.

Хотя некоторые средства массовой информации приписали эту позицию исключительно мне, однако, то, что было озвучено мною за Круглым столом является не моей исключительной позицией, а позицией Религиозной организации Русская Древлеправославная Церковь и всего её священноначалия.

Для того чтобы продолжить свой доклад, я хочу всех присутствующих обратить внимание на два ключевых момента.

Первое. Мы сегодня собрались на Конференцию, ранее, в марте текущего года, мы собирались за Круглым столом, а с декабря 2015 года благодаря инициативе М.О. Шахова и М.Б. Пашинина работает трёхсторонняя контактная группа.

Так вот идейные вдохновители всего этого дела обратились не к общественным организациям, а к главам Религиозных конфессий.

Второе. Необходимо понимать, что настоящая позиция представляется как отношение Религиозной организации. Это ключевой и очень важный момент. Позиция, занимаемая Русской Древлеправославной Церковью, это позиция, прежде всего, Религиозной организации, всего духовенства и священноначалия Русской Древлеправославной Церкви.

Очень важно понимание этих двух ключевых моментов.

Я намеренно не буду сейчас рассматривать болезненно воспринимаемые многими вопросы экуменизма (объединения церквей в различных формах). Русская Древлеправославная Церковь всегда осуждала идею экуменизма, отношение Русской Древлеправославной Церкви к этой ереси остаётся неизменным.

Как и озвучивалось в Резолюции Круглого стола, наша Церковь «одобряет идею создания старообрядческой общественной организации».

НО, одобрение не предусматривает непосредственное участие, поэтому Русская Древлеправославная Церковь не будет участвовать в учреждении таковой, либо подобной ей общественной организации ни как юридическое лицо ни как Церковь.

И вот почему.

Из определения, данного законодателем, видно, что общественное объединение является самоуправляемым формированием.

Таким образом, учреждая некую самоуправляемую общность мы можем создать неуправляемое в будущем, но пользующееся нашими атрибутами и ссылающееся на наши Религиозные организации объединение. Далее законодателем определено, что граждане объединяются на основе общности интересов для реализации общих целей. Более того законодатель определил эти самые цели как уставные. На сегодня говорить о каких-то общих целях, задачах и интересах ДПЦ, РПсЦ и РДЦ преждевременно. Рабочая группа занимается именно поиском возможных форм сотрудничества. На сегодняшний день эти формы - не определены.

Нам представляется, что учреждением общественных организаций должны заниматься сами общественные организации. Возможно в виде создания какого-либо коллегиального органа, что-то вроде Координационного совета общественных организаций старообрядцев, со своим Уставом, со своим руководством.

В дальнейшем, конечно же, возможно было бы рассматривать какие-либо формы сотрудничества между нашими Религиозными организациями и этим Советом либо созданной таким образом общественным объединением.

Конечно же, возможно, что у представителей общественных организаций иной взгляд на этот вопрос. И это нормально!

Здесь необходимо понимать, почему у нас разный взгляд на один вопрос. Дело в том, что цели у нас разные. Наша Церковь, прежде всего, стремится к сохранению веры, распространению веры, умножению количества приходов и общин, и посредством этого, а также посредством совершения Таинств Церковных прикладывает усилия для спасения наших христиан в Жизни Вечной. Это основная цель и смысл деятельности нас как Церкви и как Религиозной организации.

А поскольку вдохновители и организаторы сегодняшней Конференции обратились именно к Религиозным организациям, а не к общественным, то необходимо понять разницу между деятельностью религиозной организации (её целями, задачами) и деятельностью общественной организации (её целями и задачами).

При попытке озвучить нашу позицию на Круглом столе в марте текущего года, со стороны представителей общественных организаций, как бы в укор нам, был задан вопрос: «общественные организации работают, а что делаете вы?».

Упреждая подобные нападки, от имени своей Религиозной организации я бы сказал следующее.

Религиозная организация — это тоже одна из форм общественного объединения. Наша Религиозная организация реально объединяет верующих древлеправославных христиан и не в отдельно взятом регионе одной страны, а делает это по всему миру.

И если говорить о наших целях и задачах, то мы, прежде всего, сохраняем и распространяем Древлеправославную веру, а общественные организации работают, как правило, в иной области общественной жизни – в культурологической, этнографической и т.д.

С другой стороны, наша Религиозная организация является централизованной и свободно осуществляет свою деятельность на всей территории Российской Федерации, и мы не нуждаемся в создании параллельного общественного объединения. Действуя в Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации и на основании Устава, зарегистрированного установленным законом порядком, наша Религиозная организация, как общественное объединение ни в чём не ущемлена, имеет не меньше прав, чем любая общественная организация.

Вместе с тем, сегодня вполне не плохо, на мой взгляд, показала себя Рабочая группа, собранная по инициативе М.О. Шахова и М.Б. Пашинина. Проведено несколько трёхсторонних встреч, как уже выше было обозначено, ведётся обсуждение имеющихся проблем, а также идёт поиск возможных форм сотрудничества.

Однако, с самого начала работы трёхсторонней группы с нашей стороны неоднократно предлагалось составить и подписать некий рамочный документ, который бы явился отправной точкой и, возможно, реальным началом сотрудничества между нашими Религиозными организациями.

Нам представляется, что в этом документе необходимо было бы отразить цели сотрудничества, принципы сотрудничества, а также, возможно и наметить последовательные шаги такого сотрудничества.

Нам представляется, что только при наличии реального согласия, отражённого в таком документе, взаимного уважения и признания равенства наших Религиозных организаций перед законом и друг другом в участии и деятельности Рабочей группы мы могли бы начать говорить о каких-то шагах в рамках взаимовыгодного сотрудничества.

Сейчас мы не можем говорить с уверенностью вообще о какой-то согласованности, даже в работе самой группы, не говоря уже о взаимовыгодном сотрудничестве Религиозных организаций.

***

За последние сто лет мы на столько отдалились друг от друга, и я сейчас говорю не о вероисповедной стороне, а именно о доверительном отношении. Если из доклада отца Андрея Марченко мы видим исторические примеры сотрудничества наших христиан начала прошлого столетия во всех сферах общественной жизни: от образования, до строительства жизненноважных объектов в российских городах, то сейчас мы не можем урегулировать между собой даже ряд спорных имущественных вопросов. Тому яркий пример, невнимание к предложенному нами Соглашению об урегулировании спорных имущественных вопросов между РДЦ и РПсЦ, на которое уже весьма продолжительное время нет никакой официальной реакции со стороны РПсЦ.

Завтра от любого слова, сказанного в рамках трёхсторонней рабочей группы можно будет отказаться, труды идейных и деятельных христиан, которые явились вдохновителями и организаторами трёхсторонней Рабочей группы, взяли на себя труд, беспокойство и т.д. по организации и Круглого стола и настоящей Конференции — уйдут в пустоту.

Именно поэтому мы видим сотрудничество наших религиозных организаций собственно в такой форме: путём составления и подписания трёхсторонних соглашений, в которых бы прописывались возможности и обязательства сторон.

Нам представляется, что настало время для составления и подписания документов, которые бы обязывали стороны работать, а не говорить только.

На сегодняшний день между нашими Религиозными организациями нет ни одного согласованного и подписанного документа, исходя из положений которого можно было бы говорить о сотрудничестве или о перспективе какого-либо сотрудничества.

Оформление такого рода документов оградит нашу деятельность от нападок со стороны чрезмерно подозрительных и недоверчивых из наших братий с одной стороны и с другой: поможет нам перейти от слов к реальным делам.

Однако здесь мне придётся затронуть, возможно, неудобную сторону деятельности и самой Рабочей группы.

Для составления и подписания трёхстороннего документа необходимо, чтобы участники Трёхсторонней группы были наделены соответствующими полномочиями, а также внутри каждой Религиозной организации была отработана процедура принятия таких документов на уровне Высшего органа управления.

На сегодняшний день в Рабочей группе такими полномочиями наделена только сторона Русской Древлеправославной Церкви. У других участников Рабочей группы полномочия со стороны их согласий не закреплены ничем. В связи с этим позиционировать Рабочую Группу именно как межстарообрядческое сотрудничество, нам, несколько затруднительно и мы считаем — преждевременно.

Наделение участников Рабочей группы полномочиями именно Высшим руководящим органом Религиозной организации, на наш взгляд, было бы началом общей работы, отправной точкой.

Русская Древлеправославная Церковь к решению этого вопроса подошла со всей ответственностью – мы рассчитывали, что это будет сделано каждой стороной.

При отсутствии полномочий и совместно составленных документов, нельзя говорить ни о какой деятельности.

***

Завершая свой доклад, скажу следующее.

Проблемы есть, но работа начата, работа ведётся.
Мы видим, что реально имеет место поиск возможных форм сотрудничества.
Хочется призвать всех участников настоящей Конференции не сворачивать с начатого пути, но и не поддаваться эйфории.

Спаси Христос!
Благодарю за внимание.


Доклад вызвал множество нареканий. Были высказано непонимание со стороны некоторых участников Конференции. Против доклада о. Виктора Кузнецова основными были выдвинуты следующие доводы: "объединиться всем необходимо", "объединения нет из-за гордости", далее говорили о том, что ненужно требовать подтверждения полномочий от участников трёхсторонней межстарообрядческой Рабочей группы.

В связи с этим на второй день работы Конференции (24/06/2016) было дополнительно предоставлено слово священнодиакону Виктору Кузнецову.


Вчера в моём докладе были затронуты два ключевых момента нашего межстарообрядческого сотрудничества.

Первый: была озвучена однозначная и окончательная позиция Русской Древлеправославной Церкви относительно создания и учреждения некоей обще-старообрядческой организации.
Итак: мы приветствуем идею создания такой организации, мы готовы, в случае необходимости, всячески содействовать идейным вдохновителям этого дела. НО! Сама Религиозная организация как юридическое лицо не будет участвовать в учреждении такой обще-старообрядческой организации. Это оградит нас как Церковь и наших христиан от разного рода экуменических идей, а как юридическое лицо, оградит Религиозную организацию Русская Древлеправославная Церковь от юридической зависимости и ответственности за деятельность некоего общественного движения.

Мы с уважением относимся к опыту поморских общин из сопредельных стран. Вчера представителями ДПЦ Латвии был приведён пример создания гильдии. Однако я в очередной раз прошу принять во внимание одно очень важное обстоятельство: тот формат организации, который имеется в Латвии нельзя представить как межконфессиональный. В вашем варианте ваша же Религиозная организация совместно с вашей же (конфессионально) организацией создала эту самую гильдию.

Мы же говорим о том когда разные религиозные организации, разные конфессии! будут учреждать одну организацию. При этом нужно учитывать и другое обстоятельство — у нас другое государство и другое законодательство.

Здесь много говорилось по поводу демократии. Так вот мы и предлагаем наиболее демократический вариант: создание межстарообрядческой организации самими общественными организациями в том виде и формате, который наиболее приемлем для самих общественных организаций. Безусловно создавать эту организацию могут христиане любой старообрядческой конфессии, христиане любой старообрядческой конфессии могут осуществлять в такой организации любую общественную деятельность за исключением экуменической. Что же касается ответственности этих христиан перед своими духовниками (о чём высказывали беспокойство представители ДПЦ), то, мы полагаем, это личное дело каждого отдельно взятого христианина.

Вместе с тем, мы не предлагаем нашим религиозным организациям совершенно устраниться от этого делания, но по мере необходимости, определяемой этими общественными организациями, окормлять их.

Завершая комментарий по первому возражению прежде всего хотелось бы подчеркнуть ключевые моменты докладов и моего и отца Андрея Марченко:

межконфессиональное сотрудничество возможно и мы приветствуем это сотрудничество, но категорически неприемлем любые формы прозелитизма, размывания канонических границ между нашими конфессиями и стремление навязать нам идеи объединения религиозных организаций какими бы благими целями это не оправдывалось.

Второе. Было высказано возражение относительно требования подтверждения полномочий представителей участников Рабочей группы.

Мне удивительно что этот простой вопрос вызвал столько нареканий со стороны участников Конференции.

Как мы можем быть уверены в том, что завтра, при смене участника Рабочей группы с чьей-либо стороны, новый участник Рабочей группы полностью не откажется от всего, что обсуждается и делается в Рабочей группе сегодня? Как мы можем быть уверены, что участники Рабочей группы действовали не самочинно?

Повторюсь: Для составления и подписания любого трёхстороннего документа необходимо, чтобы участники Трёхсторонней Рабочей группы были наделены соответствующими полномочиями, а также внутри каждой Религиозной организации была отработана процедура принятия таких документов на уровне Высшего органа управления.

Все мы здесь собравшиеся на Конференции прекрасно представляем к примеру обычаи простого делового оборота.
Какими бы благими целями не оправдывались любые переговоры, первое, что всегда необходимо определить - полномочия стороны-собеседника. Полномочен ли он говорить от имени своей стороны, которую он яко бы пытается представить, а также в какой степени он полномочен.

На сегодняшний день в Рабочей группе такими полномочиями наделена только сторона Русской Древлеправославной Церкви. У других участников Рабочей группы полномочия со стороны их согласий не закреплены ничем. В связи с этим позиционировать Рабочую Группу именно как межстарообрядческое сотрудничество, нам, несколько затруднительно и мы считаем — преждевременно.

Наделение участников Рабочей группы полномочиями именно Высшим руководящим органом Религиозной организации, на наш взгляд, было бы началом общей работы, отправной точкой.

Русская Древлеправославная Церковь к решению этого вопроса подошла со всей ответственностью – мы рассчитывали, что это будет сделано каждой стороной.

При отсутствии полномочий нельзя говорить ни о какой деятельности.

Спаси Христос!

542